Типа опа

Исходный пост: http://unity-27.mypage.ru/otkrovenie.html

Откровение...


А Вы — верите в реинкарнацию?..

Я — не могу ответить, я слишком юна и глупа, чтобы однозначно молвить: правда или ложь… Я не знаю, не могу ответить, но!

Допустим, что это данность: идея о том, что жизненных циклов — бесчисленное количество. 

Вы — да, именно Вы — хотели бы, чтобы это оказалось правдой и твёрдым научным фактом? Вам хотелось бы — без конца рождаться, забывая всё — и опять взрослеть, губить треть своей жизни на «образование» каждый сущий раз, снова и снова; вступать в кои-то «взаимоотношения» с вечно новыми людьми, взрослеть и полжизни вкалывать на коей-то ниве, мертвенно и механистично, просто добывая свой «насущный хлеб», ну а после стариться, болеть ну и умирать, теряя родных, теряя детей, теряя абсолютно всё, даже свою личность — опять, снова и снова, по кругу, по кругу, гоняясь за Опытом, по сути своей пустым и однообразными, множественными вариациями на одну лишь тему?.. Вам хотелось бы быть… Бессмертными?

Или, прожив одну только жизнь (данную, к примеру), Вам хотелось бы Уйти, Навсегда Уйти с этого круговорота — чтобы «раствориться в Боге» — или в Энтропии — ну и прекратить осознавать (что-либо), чтобы просто более не просыпаться утром, никогда, угаснув, словно бы задутая свеча (прямо здесь и сейчас — или ещё прожив годы, ожидая окончательной поломки механизма тела)?..

Весь этот вопрос — Мысленный Эксперимент, призванный расширить границы нашего самопознания — ну и обращает он всё на наше внимание на следующее. 

Мы не знаем, точно и наверняка — живём ли мы один только раз — или миллионы, умирая и перерождаясь в обличье младенца?

А коль Знания отсутствует, в скорости приходит первейший Протез их, а именно Вера. 

Не является ль она, «вера» наша в нечто духовно-возвышенное — всего лишь самообманом, всего лишь иллюзией, всего лишь эрзацем подлинно отсутствующих достоверных сведений, научных познаний, добытых своих трудом на целинной ниве преисполненного таинствами ну и чудесами Мира? Не является ль она низменной поделкой нашего трепещущего от страха сознания, корчащегося от стыда, порождённого осознанием границ своего невежества — кои абсолютны, кои бесконечны на данный момент?.. Может ль быть научно-проверен предмет нашей веры (в милостивого Бога, что Отец нам — или розовых единорогов, макаронных монстров, в что угодно прочее[?]), — и если не может, то не являемся ли все мы, «верующие» — верующими в Суеверия, Демиургами мыльных пузырей, взращиваемых в разуме словно дитя во лоне, как творенье скульптора, словно бы замысловатый танец призрачной нашей фантазии — коий лишь защита — ото восприятия базового факта: мы взаправду ничего не знаем обо тайне смерти и рождения, обо тайне человеческой души, обо смысле своём и своём предназначении, месте ну и роли?..

Если в жизни, кроме образа собственной Веры, всем нам положиться не на что — то имеет ль Смысл такое существование, существование в неопределённости, тотальном незнании, в настоль хаотичном мире? Рождаться невеждами, быть слабыми в отрасли науки — ну и без конца Придумывать — целые Мировоззрения, целые религии, целые учения ну и философские системы мысли, кои как-либо Оправдывают жалкое наше существование?..

Или, maybe, Смысл в том и заключается, дабы вечно фантазировать и галлюцинировать — в любом промежутке меж сеансов ночных сновидений, во время приёма пищи, во время работы, по пути домой, в любые мгновенья досуга — чем-то заполняя вакуум своего существования — чем-то, что наш созидает разум, играя осколками воспоминаний, играя отрывками эхо усопшего прошлого?..

От чего бегут люди, сбегая ко Вере, а не ко науке? 

Ото пустоты внутри? Порождённой Чем? Неудовлетворением от того, что те созерцают, глядя на реальность?

«Верить» (в что-то светлое, хорошее) понуждает нас вечное несовершенство жизни — и мы убегаем в Веру — только бы не видеть Мира — таким, коим он в действительности есть, ужасным и серым?

Творцы? Эскаписты? Отъявленные слабаки? Невежды по праву рождения, объятые Страхом боли или смерти, скуки или одиночества?..

К чему это всё, глупый этот монолог?.. 

Не смешно ли — верить? Не смешно ли, видя ужасы реальности, во своём сознании/во своём уме — неустанно рисовать некие «Альтернативы» яви, яркие, красивые, двигаясь во творчестве своём путём «от противного», строя в своей голове некий Идеал (мира и себя в нём) — коего не существует — нигде, кроме повестей «внутреннего голоса»; нигде, кроме как пред мутным «внутренним тем взором», коий в ночи созерцает сны, а днём — размышления — в равной мере ложные и эфемерные?

Верить — это такой способ выжить в беспощадном мире, это такой способ «адаптации» к кошмарам реальности, экая «анестезия»? Без конца обманывать саму же себя — чем-то ненаучным; чем-то, «существующим» без опоры на факты; чем-то, что является, если откровенно, банальной проекцией сакральных и самых заветных наших желаний?.. 

Вера, если такова она… всего лишь Плацебо? Жалкая пилюля, призванная как-то «подсластить» ужасающую, завсегда преследующую, непередаваемую горечь бытия?..

И что бы случилось с нами, если бы у каждого — отняли его веру — и продемонстрировали факты, истину и правду, как оно в действительности есть? Что бы с нами сталось? Многие бы поломались, «умерли душой», если бы узнали, что всю жизнь — они лишь творили Миф, чаяли Мечту, в неё же влюбляясь всё больше и больше?..

«Каждому — по вере его»… — так гласил литературный Бог. Что же он имел в виду, библейский герой №1? 

Может, принимая ко вниманию всё сказанное ранее, вера — это наш «дипломный проект» — перед ликом Бога, космоса, Вселенной?.. Это наш крик отчаянья, это воплощение сокровенной той жажды, что испепеляла нас с самого рождения?..

Вера… Каждый ею одержим!..

Каждый верит в что-нибудь своё, черпая с того усладу, попросту недостижимую в реальном мире… Взращивая призраков во своём сознании, свет сплетая с тенями, голоса и звуки… Ну и верит в Бога, верует в любовь, верует в богатство, силу или власть… Верует в искусство, кое созидает и стремится воплотить в материи, дав ему иную жизнь, видимую теперь прочим…  

Вера… стало быть, это основной наш двигатель… удивительный тот perpetuum mobile, благодарствуя которому все мы ещё дышим — веруя наивно, что… самое прекрасное ну и интересное — ещё Впереди… 

Ну а так ль се? Или ночью нас прикончит инсульт — или же незадачливый грабитель рядом с банкоматом — или же пьяный водитель среди бела дня и на тротуаре — или террорист в метро — или же банальный «человеческий тот фактор», вследствие которого падёт самолёт — именно вот тот, на котором мы — двигались куда-то, шагая к мечте… 

Но! Мы не знаем Будущего. Мы не знаем Прошлого. Но мы обладаем всего кратким Мигом, Мигом Настоящего — но нам не по нраву явь — и мы убегаем, сбегам в фантазии, стаём инженерами/дизайнерами образов собственной Веры — нашей уникальной или же «скопированной» со религиозных книг… 

Может быть, единственно верным — было бы отбросить всяческую Веру — и жить Настоящим? Капля за каплей, собирая Знания. Любя — живых людей рядом, а не вымышленные идеалы? Живя как бессмертные — ясно понимая, что уже в следующий миг смерть нас может унести вдаль за горизонт событий — ко новым открытиям — или же аннигиляции, вечному исчезновению?

Может быть, вернее было бы не Верить, а лишь только Знать и Экспериментировать? Жить по-настоящему во реальном мире, а не во плену собственных фантазий, вымыслов, желаний?..

Но где взять смелость — выбраться из «Матрицы»?..

Внутри… 

Если существует Бог — то Он живёт в мне — и я живу в Нём — и мы одно только целое — и мы обладаем силой изменять Реальность — а не только помыслы и грёзы!..

Вот и всё, что мне хотелось сказать… 

развернуть


Сижу и думаю: как бы ответить на все, но при этом не попасть под «ритм» чужого текста. Ну и ладно, может потом что еще допишу.
Вторым «дисклеймером» отмажусь за неподобающее для такой темы обращение с первоисточниками. В том смысле, что мне лень искать оригинальные цитаты, да и часть ссылок будет больше направлением, чем подобающим контраргументом. Впрочем, мы же сейчас о вере… какя может быть конкретика?

«А Вы — верите в реинкарнацию?»
Вот сразу же хочется высыпать огромный ящик уточнений, прежде чем хоть как-то ответить. Что в некоторой степени забавно, — эти уточнения сами тоже являются частью ответов.
Прежде всего хочется вставить свое любимое: «какой вопрос, такой и ответ». Мне частенько кажется в подобных вопросах, что спрашивающий совершенно не это хотел узнать, но не знал как сформулировать подобающий вопрос. Ведь не простой же ответ «да» или «нет» ожидается. И риторичность вопроса все же сомнительна. Так что же тогда? Вера и реинкарнации. Каждое из этих слов по сути упрощение, обобщение, ярлык. Для меня же всегда были важны оттенки значений в данной группе слов. Ну или, если угодно, согласованность терминов и определений во избежании разночтений.
Мне очень симпатична концепция реинкарнации как посмертного продолжения. Как в компьютерных игрушках модного нынче жанра «рогалика» (rogue-like): где игрок пробирается через какой-то случайно сгенерированный уровень, почти наверняка дохнет не дойдя до цели, но постепенно набирает «внешний» опыт, становится сильнее и забирается все дальше и дальше, пока однажды не пройдет игру до конца. Вот под реинкарнацией я склонен подразумевать что-то подобное. Это хоть и повторяемость, но разная — другая страна, другое время, может быть вообще другой мир, лишь отчасти напоминающий этот.
С верой тоже не все так просто. Я тебе верю, я в тебя верю и я в тебя верую — три совершенно разных явления. Я не верю потому что верую. (До)верию все же хочется фактов. Мы верим так называемой науке и этом аспекте наша «вера» ей ничем не отличается от веры мистериям. Мы верим на слово авторитетным ученым, которые говорят, что мир устроен так и сяк, что в нем может быть и чего быть не может. И верим им потому что то, что они говорят воспроизводится, подтверждается практикой. Точнее верим в это. Отчасти потому, что некоторые их заявления согласуются с нашей картиной мира. Мы видим падающее яблоко и верим в гравитацию. Вы сами-то электроны видели? Может быть ощущали магнитное поле? А как вам научное утверждение, что с точки зрения строения материи в нас больше пустоты, чем материи? Я к тому, что мы принимаем науку за истину по тому признаку, что она объясняет и предсказывает поведение мира через выявленные закономерности. Но в то же время эта самая наука по большому счету ничего не знает о мире. Мы не знаем как устроен мозг, только предполагаем как возникла вселенная, не знаем природу времени, умеем жить за пределами довольно тесных границ «нормальных условий». С другой стороны, чем больше наука узнает, тем фантастичнее становится мир. Вот уже появляются посты об открытиях подводящих к существованию параллельных миров. Существуют документированные и воспроизводимые феномены и аномалии, типа уменьшающейся массы тела после смерти — приславутые «граммы души». И нет ответов, которые сделали бы выбор в пользу единственной теории. Вере же, как считается, зачастую плевать на факты и доказательства. А если их нет, то чем одна вера, или лучше сказать верование, хуже другого?
И я бы не стал противопоставлять веру и знание. Это не верно переносить дуальность атеизм-религия в наука-вера. Мне кажется, что все дело в некой картине мира, которая сформировалась в каждом отдельном существе. Можно одинаково сильно верить в бога, науку, себя, а порой и совмещать это. У меня, думаю и у других тоже, есть некие взгляды, соображения и суждения по которым мы определяем, оцениваем возможность того или иного явления, насколько мы готовы поверить в это. Контексты и предыдущий опыт создают некую модель с которой мы постоянно сверяемся. Мы не верим человеку, многократно пойманному на лжи потому, что это не соответствует предшествующему опыту — он обманывал до, почему бы ему при необходимости не обмануть еще раз? И в то же время у нас могут быть какие-то свои мотивы, побуждения в том числе, позволяющие ему это сделать даже вопреки фактам. Ну например наивная вера, что он исправился, или глубокая убежденность, что надо помогать даже плохим людям, или просто в остальном человек хороший и важный, что ему это прощают. Вот с верой в «неизвестное» у меня примерно так же. Нет доказательств ни за, ни против, а потому я выбираю те трактовки, что встраиваются в мою картину мира.
Реинкарнация в этом смысле мне симпатичней, чем ничто или тупики, коими по моему мнению являются вариации рая и ада.

"… юна и глупа, чтобы однозначно молвить: правда или ложь"
Странный фрагмент. По мне так вера и есть вера, она не связана с истиной, правдами и подобными вещами. С другой стороны, я бы сказал «условно рабочая версия», некая «правда на час» должна бы воспроизводиться, повторяться у всех желающих проверить, и так же не связана с возрастом и вообще личностью говорящего, разве что как автора открытия, если вдруг таковое случится.

«жизненных циклов — бесконечное количество <...> хотели бы, чтобы это оказалось правдой и твердым научным фактом?»
Для начала, я бы уточнил, что именно считать жизненным циклом, бесконечностью и прочие условия. Мне не нравятся «конечные» решения. Если из этого цикла нет выхода, то зачем он вообще? Я вот сейчас это написал и подумал, что очень многие вещи формируют индивидуальную картину мира и мы о них крайне редко задумываемся. Вот говоря о бессмысленности бесконечного цикла во мне первым заговорил программист. Вот действительно зачем? Есть некий алгоритм, не важно кто его сделал, но зачем в нем остановки в конце программы без выхода из неё — рай, ад, или пустые циклы без выхода — реинкарнации по предложенному в оригинале поста сценарию?
Но давайте по порядку. Еще раз про твердость и научность. «Если уж все равно приходится мыслить, лучше делать это, придерживаясь хоть какой-то логики!» [Макс Фрай] Мы говорим о посмертии. Наукой, как выше условились, мы считаем факты которые многократно можно подтвердить экспериментально. Отсутствие продолжения, т.е. окончательность смерти мы подтвердить не можем. Я слабо представляю как вообще можно подтвердить отсутствие состояния имеющимися сейчас средствами. Исключать все альтернативы, точнее доказывать их несостоятельность — как метод, может и ничего, но он не гарантирует единственности — того, что нет еще какого-то состояния, которое мы в силу нашего развития пока даже представить не можем. Для большинства остальных предположений ситуация чуть проще, но тоже неоднозначна. В случае с реинкарнацией это накладывает определенные требования к миру и «испытуемым». Он должен оказаться в этом же мире, чуть дальше по времени и предоставить независимым экспертам доказательство своей прошлой жизни, ну например «вспомнить» пароль, сообщенный ему в прошлой жизни группой экспериментаторов. Вероятно, бонусом было бы то, что он их сам бы нашел и вышел на связь. И это должно воспроизводиться, чтобы исключить утечки, фальсификации и т.д. По крайней мере такой формат любопытен тем, что даже если не докажет реинкарнацию, то, вероятно, засветит какие-то экстраординарные способности, скажем чтение фактов прошлого через ложные воспоминания о нем. Другими словами, мне было бы любопытно узнать, что вообще могло бы быть доказательством такого, чтобы стать твердым научным фактом.
А без этого, все опять сводится к вопросу веры. Последнее время мне все чаще обстоятельства напоминают о схожей игре-ума-размышлении: как по мне, было бы любопытно, остроумно и справедливо, чтобы «воздавалось по вере». Если не веришь в посмертие, то оно тебе и не нужно и смерть будет окончательной. Считаешь себя принадлежащим к той или иной вере — получай по её правилам: суд и последующее распределение, где таковое предусмотрено. Нравится реинкарнация — в следующую жизнь.

Как видно, вариант с пустым циклом мне не нравится и естественно я бы не хотел, чтобы это вдруг оказалось фактом. Это вообще как-то жестоко выглядит, больше напоминая изощренную пытку, от которой даже смерть не может спасти. Больше всего напрягает бессмысленность. Зачем так? Мне приятно, что другие варианты человеческих верований в реинкарнацию встречаются чаще. Не сказать, что мне нравится какое-то крупное и известное течение… в них тоже на мой взгляд множество недостатков, того, чего я на текущем уровне для себя бы не хотел. Прежде всего хочется отметить обобщения и повторения. Если задуматься, то не так уж и много действительно разных вариантов. Буддизм с одной стороны предлагает развитие. Цикл перерождений не пустой, а скорее итеративный, если продолжать компьютерную аналогию. Совершенствуйся в череде перерождений и в конце будет выход из цикла — мокша, выход из круговорота сансары. Но выход куда? В совершенно иную форму бытия — блаженство и вечность растворенным в божественном свете. Как знать, может быть это состояние новой формы, чего-то, что сейчас мы бы назвали энергетической сущностью… но как по мне эта часть не многим лучше рая. Может быть это во мне говорит антропоцентризм или младость лет на фоне вечности, но я еще не наигрался. Еще хотя бы парочку партий и в каком-нибудь другом сеттинге.
На эту тему я недавно читал Ричарда Вебстера. О нем я уже упоминал и повторяться про неоднозначное отношение к автору не буду. Две его книги «Воспоминания о прошлых жизнях» и «Родственные души. Понимание отношений через время» приводят довольно спорные доводы, но раз мы говорим о вере — почему бы и нет? Автор допускает, и предлагает множество методик, что прошлые жизни есть и их можно вспомнить. В основном для этого используются техники расслабления и (само)гипноза.
Это кстати очень любопытно коррелирует с книгой другого автора — Эндрю Смарта «О пользе лени. Инструкция по продуктивному ничегонедаланию» в которой описываются любопытные научные факты о структуре мозга и принципах его работы. В том числе, что в пассивном состоянии, медитации, расслабленности и просто спокойного созерцания в мозгу начинают работать совершенно другие области, которые как-бы выключаются во время активной деятельности. И эти области отвечают за сопоставление информации, поиск решений, ВОСПОМИНАНИЯ и самоидентификацию. Как по мне — очень любопытная получается сказка в которую хочется верить. Другой вопрос, что меня удивляет некая непоследовательность экспериментов. В практике Вебстера, по его же словам, были клиенты в том числе встречавшиеся в прошлых жизнях. Не верно сказал… две дамы обращавшихся к нему чуть ли не в один день «вспомнили» одну историю в которой они тоже встречались в прошлой жизни. По мне это как минимум должно было бы быть очень любопытным явлением и не столь уж редким, как получается. С другой стороны — какова вероятность, что два незнакомых человека сочинят идентичную историю вплоть до мелких деталей и персонажей? Я к тому, что даже если это невозможно привязать как доказательство прошлых жизней (хотя бы потому, что может быть это информационное поле общее или еще что, т.е. не обязательно именно реинкарнация), то само по себе явление необычное и стоящее изучения, которого почему-то не проводилось. С этого напрашивается пессимистический вывод-вопрос: а не врет ли автор? Это ведь тоже объяснение, но оно не нравится мне тем, что подрывает веру.
Помимо того, что есть мнение о возможности вспомнить, т.е. не все забывается в цикле реинкарнации, есть, в том числе у того же автора, симпатичная мне идея о душе, которая и осуществляет свой путь через жизни, выбирая как и где родиться, чтобы набраться недостающего опыта. Точнее целые конгломераты душ, которые в контексте тех книг называют родственными. Это довольно хорошо стыкуется с моим мировоззрением в части того, что я называю Сущностями. Мне сложно объяснить этот термин по той причине, что в нем очень много схожего с другими наименованиями, но не меньше казалось бы незначительных отличий, принимая во внимание которые понимаешь, что те, другие, именования плохо передают суть и искажают образ своим ассоциативным рядом. В некотором смысле Сущность это и душа в контексте реинкарнаций, и сами воплощения, и (духовный) Наставник, и вполне самостоятельное явление-существо, и некая совокупность архетипов, и нечто похожее на бога седди из произведений Майкла Гира («Реквием по завоевателю» и др.), в каком-то контексте Эго… И в то же время каждый из ярлыков по отдельности не верный. Не знаю насколько удасться задать направление, но еще один термин, ключевое слово, как мне кажется, упрощает понимание этого образа: отражения. Об этом как-нибудь отдельно, если будет интересно, а то чую как теряю изначальную нить повествования.
Итак, по прошлым жизням — я бы предпочел возможность вспомнить. Более того, мне даже нравится именно такое устройство, точнее реализация, как сделано сейчас. По умолчанию не помнить, но иметь возможность открыть. В этом есть какая-то форма Свободы. С одной стороны возможность поступить иначе, отринуть прошлый опыт, с другой — доказать себе же его важность и вернуться к нему. Это кстати говоря тоже находит свое отражение в других концепциях, например в Таро, старший аркан начинается с Дурака. «Дурак имеет безграничные запасы знаний за плечами, которые он с радостью сбросил на карте Мир, превращая их в полный ноль. В нем нет пристрастий, страхов, сожалений, он вновь готов изучать этот мир сбросив все знания полученные ранее. Ему совершенно не важно куда повернуть, на право или на лево, и там и там его ждут приключения и новые открытия.» [описание из колоды Таро Черных Котов] Немножечко придерусь к «пристрастиям»: по мне так они являются формой отражения Сущности в конкретной инкарнации и это «забвение» скорее сродни особенностям работы памяти. "— А что письма — бумага, — сказал я. — Сожжешь их, а что в душе осталось, все равно останется, а что не осталось, все равно не останется, сколько их у себя ни держи." Харуки Мураками [Норвежский лес] Сущность, как и нас, можно попробовать описать неким набором архетипов, для чего очень хорошо подходят карты Таро. И мне кажется, что пристрастия, склонности действовать тем или иным образом это что-то вроде отражения Сущности в конкретном экземпляре инкарнации. Некоторые из этих склонностей в других системах взглядов называют талантом, божьим даром. Вебстер считает это чем-то вроде памяти из прошлых жизней. Другими словами, если сейчас человек получает удовольствие работая руками, то и в прошлых жизнях он занимался примерно тем же, например был ремесленником, и vice versa. Впрочем, мне ближе влияние архетипа и отражение Сущности, чем просто память опыта предыдущих жизней.
Кроме памяти, в версии Вебстера присутствуют родственные души. Термин плохо передает смысл, т.к. они не столько «муж, брат, дочь», хоть и частенько являются таковыми в череде инкарнаций, сколько «для этого опыта разбейтесь на группы, попробуйте себя в каждой из ролей». Таким образом реализуются кармические уроки. Вообще, с этого ракурса все это напоминает школу с лабораторными по душеведению на тренажерах виртуальной реальности. У меня еще не сформировалось четкое отношение к этому аспекту. С одной стороны мне частенько попадаются люди, которые своим поведением ставят меня в тупик, шатают мою модель поведения, и я не знаю зачем они в моей жизни и как проходить этот «уровень». С другой — мне не нравится некая единичная зацикленность, обучение как цель. Что тогда следует за ней и кто заставляет души учиться? В этом есть какая-то неприятная предопределенность. Вроде бы и справедливо, что если ты, скажем, бил жену в этой жизни, то в следующей скорее всего тебя будет бить твой муж. Но все же, что-то в этом есть неправильное на мой взгляд. Хочется верить, что если это и имеет место, то лишь как малая часть всего обучения. Я бы предпочел иную картину.
Религия Седди в довольно вольном пересказе представляет собой веру в некого бога к которому рано или поздно вернутся все частички. Он познает себя, порождая различные миры, которые при каждой смерти несут ему информацию. Из этого строится следующий уровень абстракции, что если все вокруг бог и ты сам его часть, то не следует наносить вред себе же — причинять страдания другим. Ну а для сбора опыта в мире существует неопределенность квантовых состояний или как его называют герои книги «танец квантов» — неопределенности ведущие к случайностям так, залог изменчивости системы. Эта позиция мне чуть более симпатична, чем последовательная смена состояний, но все же не совсем то, что хотелось бы. Подходящим мотивом мне видится желание Сущности вспомнить себя или может быть пересобрать себя. Внедрять свои части в миры с целью сбора опыта, возможно такого, который бы позволил бы провести, принять, изменение. Это похоже на ту часть реинкарнационной концепции, где есть душа и в междумирье она выбирает в какие условия ей погрузиться, чтобы получить какой-то там опыт. Ведь даже в рамках одной жизни самый простой способ узнать каково это — испытать самому, встать на место оппонента. А родственные души не соучастники, а отражения, инкарнации, Сущностей, грубо говоря, друзей твоей Сущности.
Больше всего в описании Вебстера мне не нравится фактор времени. Хуже разве что фактор места, но о нем позже. С его книг у меня создалось впечатление, что реинкарнации идут строго хронологически, а порой и с недоопределенными интервалами. Как поколения людей или эпохи в истории. В прошлой жизни скажем ты был одногодкой деда, до неё — пра-пра-прадеда, и т.д. Присутствует хронологическая привязка и следовательно иерархия, очередность жизней. Но даже такой расклад интересней статичности, описанной в оригинальном посте. Многие религии оперируют термином вечность. Я жадный и подобный отрезок я отвожу только на становление Сущности. В моей картине мира есть место под переход состояний из фрагмента Сущности к её возникновению и неопределенно большой срок до следующего, неизвестного даже на уровне предположений шага в развитии. Но я не понимаю, почему эта неопределенность срока обязательно должна быть линейной. В моем дилетантском представлении линейность плохо сочетается с цикличностью. Большой взрыв идет к тепловой смерти, но как она придет к следующему взрыву? Кроме того, почему мы считаем все ограниченным одним миром?
Почему воспоминания о прошлых жизнях только в телах людей, только в прошлом, только на Земле и только по порядку? Мне противна идея таких ограничений. Если брать в расчет эволюционную теорию, то где-то в цепочке прошлых жизней будет переход к той обезьяне, что была до человека, а потом до, до, до и получается все, конец фильма?
Но если были эти животные до, то почему их не должно быть между? И привязка к строению мозга так себе, когда речь идет о смерти тела. Опять же, с одной стороны времени вечность, а пространства получается фиг да маленько. Несправедливо как-то. Я вполне допускаю, что соседние миры довольно схожи, а может быть вообще все они являются вероятностными порождениями, отражениями из развилок выборов в развитии некого прамира. Чем не форма пространственной бесконечности? Но и время я бы сделал разнонаправленным. Может быть в рамках отдельно взятого мира оно и имеет вектор, но пространство Сущностей мне больше по душе как безвременье, а миры направлены кто куда. Тогда при взгляде из одного из миров, в проекции, могут быть и будущие жизни в прошлом и прошлые в будущем. Для моей концепции это важно, так как это дает возможность Сущности влиять и изменять — знать наперед свою цель или что-то в этом роде. Это я пока тоже довольно плохо представляю и еще хуже объясняю, все же я тоже привык к линейности времени этого мира. Это должно быть что-то на грани парадокса в привычном нам понимании и в то же время чем-то очень простым — иное восприятие времени.

Вот как-то так. Подводя промежуточные итоги, получается другая картина реинкарнаций в которую я верю, хотел бы, чтобы она оказалась таковой, но не уверен, что твердое научное её доказательство было бы возможно или полезно. Я не верю в однобокое повторение, без вариаций и изменений — это как-то слишком глупо на мой взгяд: «день сурка» в масштабе жизни. Но если говорить о любимчиках, то есть еще такая смешная вещь как солипсизм. Там своя куча вариаций от глюков до «Матрицы», среди которых можно подобрать довольно оригинальную «провязку». Весь мир, то что мы видим, слышим, ощущаем и т.д. есть виртуальная модель, создаваемая и поддерживаемая мозгом. Наши сенсоры, поставляющие ему информацию откровенно паршивы, но мы «додумывая», даже не прилагая к этому осознанных усилий, получаем связанное представление, так еще дополненное самосознанием, в иллюзорно непрерывном виде. Мы видим дискретно, множеством отдельных кадров, к тому же сказать весьма мелких, но мозг переваривает их и «выдает» сознанию движущуюся картинку (гуглить «саккады»). Та же беда с обонянием, которое «привыкает» к запахам (искать, например, «зачем нужен кофе в парфюмерных»), т.е. при изменившихся входных данных рецепторы выдают старую информацию. С точки зрения физики мы не касаемся вещей, а тактильно ощущаем силу отталкивания (лень искать). Кругом обман и иллюзии. Еще интереснее становится если к этому прибавить сны — в которых мозг развлекает сам себя «несуществующим». А еще есть глюки сенсорной депривации. И вот недавно в тему была шутка про книги: «Насколько нереально чтение книги? Ты часами пялишься на пропечатанные куски дерева, испытывая галлюцинации.» Получается, что мы сами себе мир. А что если мира вокруг то и нет? Что если все это наведенный глюк, ну что-то типа шлема виртуальной реальности? Смерть — выход из игры, реинкарнация — перезагрузка, душа и есть игрок, а мир — лишь иллюзия с прописанными диалогами, как инструмент познания себя посредством непривычных условий. Ведь в литературе примерно так и есть, в моей любимой фантастике антураж лишь способ раскрыть характеры героев, создать подходящие для этого условия.

* * *

Думал потом вернуться к оригинальному посту и пройтись по отдельным высказываниям, но… понял, что мне чужды понятия в акцентах приведенных фраз. У меня другие ассоциации и писать семантический разбор мне лениво, да и на тройке абзацев я понял, что выходит откровенная фигня, которая никому не нужна. Стер.

Я не понимаю противопоставления науки и веры. И совсем не считаю веру бегством от мира, да и смысл — не затычка для духовной пустоты.

Про «Верить — это такой способ выжить в беспощадном мире» скажу отдельно. Что-то я не припомню вот так на вскидку, когда этот способ срабатывал. Христиан римляне скармливали львам. Инквизиция сжигала своих иноверцев, а крестовые походы и джихады выпиливали чужих. В лучем случае вера позволяла легче покинуть этот бренный мир, завершив свою жизнь свершением, подвигом. Но как по мне, это скорее сила личности и её убеждения, чем вера в чистом виде.

Я в некотором смысле выдумщик (не хочется пафосно говорить «писатель», не имея публикаций) и задавался вопросами верований, религий как для себя, так и для своих героев. В результате сформировалась некая система взглядов, которую с натяжкой можно назвать верованием. Так вот должен сказать, что нифига она не адаптирует и не обезболивает. Наоборот, в ней я вижу правильное мироустройство, которого, увы, никогда не будет в этом проклятом мире. И слишком часто мне от этого невыносимо больно. Порой я даже завидую некоторым людишкам, которые ни во что не верят. Так уж получилось, что мне Amoeba proteus попадаются существенно чаще религиозных фанатиков. И у них нет разума и связанных с ним мучений, есть только потребности и те низшего уровня.

В пылу этого монолога мне вдруг захотелось задать другой вопрос: Зачем нужен разум?

«И что бы случилось с нами, если бы у каждого — отняли его веру — и продемонстрировали факты, истину и правду, как оно в действительности есть? Что бы с нами сталось? Многие бы поломались, «умерли душой», если бы узнали, что всю жизнь — они лишь творили Миф, чаяли Мечту, в неё же влюбляясь всё больше и больше?..»

Фактами почти невозможно «отнять» веру. Страх и боль (см. инквизиция) — могут поломать убеждения человека. А могут и не поломать и тогда он умирал за свою веру. Как по мне — было бы интересно при жизни увидеть доказательства и научный взгляд на вопрос. Но сомневаюсь, что это что-то существенно бы поменяло. Человечество уже пережило множество смен религиозных доктрин. Технократия как вера — почему бы и нет? Ирония заключается в том, что мало кто действительно творит этот самый Миф.

И че мне так «Спектр» Лукьяненко вспоминается? В комментариях приведу пару цитат.

Напоследок полутрольский вброс. Как-то давненько Clärchen посоветовала мне одну любопытную книжку: «Ложная слепота» Питера Уоттса. В определенном смысле фантастика тверже и научней просто некуда. Эта книга стала по своему легендарной. Дело в том, что как уже видно по этому посту, я люблю пообсуждать темы типа веры, мироустройства и им подобные. В «Ложной слепоте» или её продолжении, «Эхопраксии», была сноска, одна из многих, на реально существующие научные труды, с которых Уоттс и делал фантастические допущения. Мне крайне лениво искать ссылку, да и саму публикацию я не читал, но не упомянуть её не могу. Суть статьи, как следует из названия и краткого пояснения Питера, в том, что веровать выгоднее во всех смыслах, вне зависимости от самой веры.

Еще хотел написать про любопытный диалог в тему: что-то вроде ученый и верующий в одном флаконе, на который недавно наткнулся в игрушке Mass Effect Andromeda, но это уже так… ассоциативный ряд к тому же основательно забывшийся. Может быть как снова сяду в неё играть допишу уточнение. Пока же просто еще одна мысль, что по мне так подобное совмещение любопытно и интересно. Я вообще за такие смеси. Есть в них что-то синергетическое, помогающее делать открытия — альтернативный взгляд, дополнительные ассоциации.

Обсудить у себя 6
Комментарии (4)

Я спрашиваю тебя о другом — зачем нужен разум? Не примитивный, животный рассудок, а разум? Надеюсь, ты способен различать эти понятия?
— Способен, — ответил Мартин. — Разум нужен для той же самой безопасности.
Существо, способное задаваться абстрактными вопросами, имеет куда больше шансов на выживание.
— Только в дальней перспективе. Ладно, допустим, что цепочка случайностей сумела закрепить разум в дополнение к рассудку. Но ведь большинству так называемых разумных особей разум в общем-то мешает. Они вполне способны обходиться рассудочной деятельностью. Выполнять несложную работу, соблюдать требования социального общежития, получать удовольствие от пищи, размножения, физиологических удовольствий различного плана. Животные прекрасно существуют в стаях, радуются своему существованию и не испытывают негативных последствий от разума.
Мартин невесело засмеялся:
— Что ж, ты прав. Большая часть человечества прекрасно обходится рассудочной деятельностью. Разум дремлет. И так, полагаю, у большинства гуманоидных цивилизаций. Что с того?
— Зачем нужен разум?
— Как средство выживания...
— Зачем нужен разум? — рявкнул Павлик,
— Чтобы задавать дурацкие вопросы! — заорал в ответ Мартин. — Чтобы терзаться смыслом жизни! Чтобы бояться смерти! Чтобы придумать Бога!
— Уже лучше, — мягко сказала амеба. — Если для рассудка хватает первой сигнальной системы, то разум, вынужденный оперировать абстрактными понятиями, создает вторую — речь. Не важно, как мы передаем свои мысли – колебанием воздуха, электронными импульсами, цветным узором на коже. Информация, оторванная от своего носителя, становится главным орудием разума. Средством постижения мира — и средством воздействия на мир. Но сделаем еще шаг, Мартин. Разум… что дальше? Что будет третьим этапом — после рассудка и разума? Какую сигнальную систему обретет над-разумное существо? Останется ли грань между мыслью и поступком, информацией и действием? Сущность над сущностью, что это? Уже Бог? Еще человек? Сколько этапов должна преодолеть жизнь, чтобы окончательно выделиться из косной материи? И что же заставляет нас биться о барьеры гомеостаза, обретая еще ненужные свойства — вначале рассудок, потом разум, потом… потом что-то, еще не имеющее названия. Что выдергивает нас из животного спокойствия, что гонит дальше? И в чьих руках пряник и плеть? Кто он – Великий Экспериментатор, возмутитель спокойствия, созидатель и разрушитель? Бог? Или всего-то над-разумное существо, терзаемое столь же страшной жаждой, как наша? Счастье ли разум? А счастье ли — над-разум? И сколько вообще ступенек в лестнице, начинающейся с рассудка? Звери не жаждут обрести разум, это мы порой пытаемся тянуть их из ласковых и нежных животных снов к своему разумному страданию. А разумные не стремятся сделать новый шаг — в нас еще жив тот древний ужас обретения разума, нежданного и непрошеного подарка свыше. Нам комфортно и сытно на нашем уровне постижения мира. Нам не нужно знание, которое мы не в силах Даже представить.
Амеба замолчала. Издала смешок.
— Нас манят сладкие пряники небес — абсолютная безопасность, вечная жизнь, великие знания. Надо лишь сделать шаг, от разума — выше! Но мы не хотим терять свой покой. Мы подозреваем, и не без оснований, что над-разум принесет нам новые горести, как разум когда-то принес тоску и страдания. И, копошась на поверхности грязных шариков-планет, оперируя лишь своим несовершенным разумом, мы пытаемся вырастить райское Древо Познания. Получить все, не обретая нового. Стать богами, оставаясь людьми. И тогда то, что стоит над нами, прячет пряники и берет кнут. И горит небо, и кипят океаны, и разума становится слишком мало, чтобы обеспечить
выживание… За что ваш Бог покарал человечество потопом? За дерзость? Нет, за остановку! За пренебрежение полученным разумом, за торжествующий рассудок. За попытку остаться разумными животными. Подарки богов нельзя отвергать, Мартин! И если разум вновь построил себе уютную норку и решил остановиться — жди беды. Мы обречены бежать выше и выше, из грязи — в небо.
— Но… ключники… — начал Мартин.
— Ключники, как бы привлекательны ни были их дары, искушают нас остановиться. Дают разумным то, что должно принадлежать над-разуму: контроль над пространством, над сознанием, над жизнью и смертью. Как существо разумное, чувствующее себя комфортно и самодостаточно, я был бы рад принять дары ключников и прекратить развитие. Но как к этому отнесется над-разум? Поманит ли нас новыми пряниками, ради которых мы отвергаем дары ключников? Или вновь достанет кнут?
Амеба поднялась, встряхнулась, будто мокрый пес. Сказала:
— Вот и все наши претензии к ключникам, несущим галактике мир и процветание. Очень надуманные и необоснованные претензии. Но мы готовы рискнуть и навестить ключников в их доме.

Сергей Лукьяненко «Спектр»

Увы, три дня работы, — после всенепременно стоит обсудить некие моменты.)

Ну у меня примерно та же беда — это вот три дня писал )

Очень интересно 

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: