сон 2008.08.28 Дорога сна 2


Очнулся я в помещении. Почти обычный первый этаж: высокие потолки, большие окна — опять подобие школы. Но отчего-то возникало странное ощущение «полуподвальности» этого помещения, словно пол в нём был на метр ниже уровня земли.

Где-то в глубине здания, в другом крыле или этаже, вовсю идёт какое-то мероприятие, по странности под стать этому месту. Выступление, собрание, театральное действо без зрителей, но на полном серьёзе. Пусть. Меня оно не касалось, по крайней мере, пока ко мне не подошла смутно знакомая девушка. Словно воспоминание из какой-то другой жизни. Я видел её впервые, но в тоже время меня не покидало чувство, что я её где-то уже встречал. Усилие в тщетной попытке вспомнить ни к чему не привело, только мир словно подёрнулся пеленой, а я пропустил большую часть её слов мимо ушей. Выходило, что она сбежала с того самого мероприятия или так и не дошла до него, испугавшись. Там её собирались выдать замуж или ещё что похуже, в любом случае её мнение никто спрашивать не собирался. И она решила убежать, предложив мне составить компанию в её затее. Соглашаюсь. Само мероприятие мне было безразлично, а тут единомышленник, готовый сбежать за компанию. Все же мы странные существа. Даже простое действие нам проще совершить при осознании, что мы в нём не одиноки, что кто-то поступает так же.

Собираясь уходить, посещаю гардероб, но не могу найти своей куртки. Брожу в её поисках между рядов чужих одежд. Сознание опять сузилось до одной задачи — поиска своей одежды. Зыбким фоном проходят другие события: мелочный конфликт с каким-то «школьником», потасовка, закончившаяся опрокинутым стеллажом с цветами в горшках, объявление номинаций в каком-то конкурсе мероприятия. Нахожу какую-то другую свою куртку, не ту что искал, и направляюсь к выходу.

Девушка ждёт у дверей, в костюме-наряде, окруженная толпой, в центре какого-то действа: не свадьбы, но чего-то аналогичного, без пафоса, но и без вопросов о согласии. На миг отвлекаюсь, а её уже нет. (*1) Ни души. Пустой холл, словно моргнув на мгновение я переместился во времени. Теперь уж точно ничто меня тут не держит. Выхожу на улицу.

Бреду по ночному городу, пытаясь понять, что же я хотел сделать перед тем, как отправиться домой. В мыслях свербит зародыш желания, но оно никак не сформируется. Взгляд скользит по трещинкам на сухом асфальте и прожилкам тонкого прозрачного, почти кружевного льда, сковавшего лужи. Тело упивается предвесенней прохладой, приносимой лёгким ветерком. Та удивительная температура, когда свитер уже позволяет безбоязненно носить куртку нараспашку, а шапка кажется лишней.

Возраст — странная штука, особенно во сне. Визуально большинству можно дать лет двадцать, но, помимо внешнего облика, есть какая-то едва ощутимая составляющая. Что-то вроде внутреннего состояния или психологического возраста. Эта составляющая чётко делит всех на группы, с контрастной границей между ними. Принадлежность к той или иной группе ощущается точнее, чем примерный возраст. Вот и очередной встречный: внешне практически мой сверстник, а содержательно на несколько градаций младше. Он играется с петардами. Бросает пару не очень громких мне под ноги, скорее как вызов. Ещё одной умудряется прожечь мне на брюках небольшую дырку. Это меня задевает, и я бросаюсь за ним с вполне очевидной целью: образумить посредством «надавания по шеям». Пробежав примерно два-три дома, мы попадаем на небольшую аллею. Убегая и, то и дело, оборачиваясь, он не замечает лунку в снежной насыпи и проваливается в неё. Миг — и он с головой уходит вниз, в туннель из снега. Я же, удовлетворённый таким результатом, возвращаюсь обратно.

По дороге встречаю ещё двух ребят: знакомого и его друга. Они идут радостные и о чем-то возбуждённо беседуют. Как выяснилось, они на награждении, с которого я сбежал, получили в качестве приза какой-то музыкальный диск. Обменявшись приветствиями, прошу их вынуть из снежной ловушки озорника и продолжаю свой путь.

Дорога опять привела меня к зданию с которого все началось. Высокий кованый забор с открытыми воротами опоясывает довольно крупный двор. Дорога к дому огибает с двух сторон большую круглую клумбу с высоким бордюром. Складывается впечатление, что эта тщательно убранная территория была площадью перед зданием правительства небольшого городка, но одноэтажное здание в конце дорожки, скорее, напоминает школу или детский сад. Несколько ступенек под навесом крыльца. На пороге женщина гремит связкой ключей перед массивными дверьми. Она уже в возрасте, но ещё не стара. Про таких говорят: отлично сохранилась или с годами похорошела. И снова ощущение, что я её уже когда-то знал, не здесь и не в том прошлом, что я помню, а где-то ещё. (*2)

Неожиданно к нам присоединяется девушка, та самая, предлагавшая вместе сбежать. Она меня не помнит, равно как я не помню этого двора. Это словно память о том, что было не с нами. Хозяйка, наконец справляется с замком и впускает нас внутрь. Она ждала ту девушку, а меня пустила так, за компанию, на правах гостя. Мы проходим мимо гардероба, к дальней двери. За ней спуск в полуподвал. Неширокий проход, между стеной, с окнами почти под самым потолком, и странными кроватями. Словно декорации из фантастического фильма: торчащие из стены прямоугольники, чем-то напоминающие кровати в поездах. Ровная, почти не проминающаяся поверхность, на которой можно и сидеть, и лежать. Все с полными комплектами белья, также почти немятого. Но, в то же время, почти все не заправлены, словно их только недавно расстелили или вовсе не застилали. На кроватях сидят люди, в основном, старше нас, но моложе хозяйки. Несколько помятые, часто небритые, в потрёпанной, но не ветхой одежде. Неоднократно битые судьбой, а может и сломленные ею, но не потерявшие достоинства. Странная вера в них ещё теплится. Это чувствуется. Небольшими группами они тихо, сдержанно, ведут свои беседы. В ответ на моё робкое «добрый вечер» один из них обернулся и посмотрел на меня. Он так ничего и не сказал, но своим видом отчётливо дал понять, что я здесь чужой и вечер далеко не добрый. Он, как и остальные, не рад меня видеть, но поделать с этим ничего не может, как, возможно, и с прочими обстоятельствами своей жизни.

Мы молча прошли в самый конец помещения. Что это? Больница? Приют? Убежище — подсказало сознание, не в смысле — бункер, а санктуарий. Я заметил, что снизу у стены начала отслаиваться краска, покрылась сетью трещин. И вдруг испытал лёгкий стыд за то, что у меня есть свой дом, а у той девушки нет. Тем временем, хозяйка, не снимая одежды, легла на свою кровать. Я посмотрел на девушку и вдруг понял, что ошибался. У неё есть дом, но женщина на ближайшей кровати ей дороже родных родителей, как, впрочем, и само это место. Что она здесь своя, и, несмотря ни на что, ей тут хорошо. Оставался только один самый важный вопрос, проясняющий всё и дающий ответы, но тут я проснулся.

(*3) Прошло несколько лет. Я позабыл тот вопрос, но вновь вспоминая тот дом, я понял, кто были те люди. Изгнанники — одно ёмкое слово, дающее правильное название. Тогда я не знал ответа. Валяясь в кровати, я думал об этих странных людях, о таинственном чувстве, посетившем меня на улице ночного города, и незаметно для себя снова заснул. Я ждал продолжения истории, и мои надежды оправдались.

В город пришло лето. Я нахожусь на территории каких-то складов или цехов. Одно- трёхэтажные здания, как оказалось, типичные для этого города. Непривычная безлюдность в сочетании с распахнутыми дверьми создаёт странное впечатление: словно весь город ждёт. Терпеливо ждёт будущих жильцов, а, может быть, только тебя, прельщая богатым выбором вариантов.

Побродив в тени между пустых ангаров, я зашёл в небольшой магазинчик со стороны подсобки. По обе стены рядом с дверью разместились деревянные шкафы-витрины высотой почти под самый потолок. Оставшуюся площадь квадратной комнаты, буквой «г» перегораживал прилавок, оставляя небольшой пятачок для посетителей. Витрины в два-три яруса, сделанные из того же дерева, что и шкафы, закрыты стеклянными вставками. Большое окно-витрина и стеклянная входная дверь довершают картину. Слева от входа в подсобку, напротив прохода в зал, стояла небольшая тумбочка с телефоном. Уже знакомая мне девушка вела с кем-то беседу, но, увидев меня, прикрыла трубку рукой и спросила: «Мобильный есть?»

Начинаю шарить по карманам, мимолётом отмечая, что на мне та самая куртка-плащ, которую я искал тем зимним вечером. Тут же меня с головой накрывает чувство, что эта куртка — результат выбора в пользу привычек другого меня. В реальном мире я такое одеяние никогда бы не выбрал. Темно-зелёного, почти болотного, цвета длиннополый плащ, с огромными пятидюймовыми карманами в два ряда, от самого подола и практически до застёжки под горлом. Охлопываю себя, дёргаю липучку на кармашке для мобильного в районе плеча. Зачем-то роюсь в нем, словно телефон просто уменьшился, а не лежит забытый дома. Видя тщетность моих усилий, девушка чуть расстроенно кладёт трубку.

Ещё одно знакомое лицо из прошлого сна — хозяйка «приюта» что-то расставляет за одним из прилавков. В очередной раз кажется, что между ней и девушкой есть какая-то связь. Хотя, скорее, просто показалось.

Решаюсь осмотреться, может быть, выбрать себе что-нибудь. На прилавках в основном кондитерская продукция: конфеты, шоколадки, батончики, сдобы, бублики. В шкафах стоят специи, приправы, крупы, да пара видов сухих супов. В основном, все что может долго храниться без холодильника. Посетителей пока ещё нет, хотя время уже предобеденное. Присматриваюсь к конфетам. Сладкое — моя слабость. Но как же сложно что-то выбрать, особенно в мире сна, когда прилавок меняется, как только отвернёшься, а ты все ищешь что-то, что понравилось бы больше, чем уже примеченное, забывая о невозможности вернуться к этому выбору. Внимание привлекли синенькие обёртки конфет, но почему-то вместо привычных «Мишка на севере» надпись гласила «Су-35», а на фантике красовался силуэт самолёта. Хотя я уверен — внутри они были точно такие же.

Пока я мучился выбором, пришёл какой-то парень. То ли брат девушки, то ли грузчик. Возможно, и то и другое одновременно. Его проблема выбора не мучила. Он взял с полки пару пачек супов и удалился в подсобку. Впрочем, своим появлением он напомнил, что время-то уже обеденное, и пора бы уже решить вопрос: перебить аппетит чем-нибудь вкусненьким или же отправиться домой и отведать «здоровой» пищи. И в этом процессе выбора опять мелькнуло ощущение чего-то важного. А, может, не в этом вопросе, а в каком-то другом. В любом случае, я опять проснулся за мгновение до ответа.



*1 В первой записи было «Вдруг накатывает ощущение, что надо бы проветриться. И хотя договаривались убежать, оставляю её и выхожу на улицу.»

*2 Вероятно, воплощение Хранительницы Знаний из другой моей истории.

*3 Абзац добавлен по прошествии без малого четырёх лет

Обсудить у себя 4
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: