Ренессанс



Часть 1: Прибытие
-----------------

Антон согласился подвезти нас, хотя и пришлось его уговаривать обещаниями интересных приключений и оригинального досуга. К тому же он хороший водитель и машина у него внедорожник, что было очень кстати. На горизонте появилось поселение. Это была маленькая деревенька, едва удостоенная названия на карте. Как и многие другие, я бы не знал про её существование, если бы один мой знакомый не устроил небольшую экскурсию. Местность, надо сказать, ни чем не выделяющаяся из тысяч других подобных мест по всей необъятной стране. А заядлые туристы вам за пять минут втолкуют, что есть и ближе, и лучше. Но среди первооткрывателей видно туристов не было, в результате все, что мы имеем, — несколько ветхих домиков, довольно больших размеров лес, в котором прячется озеро и бескрайние просторы, некогда бывшие обрабатываемыми полями, а еще раньше лесом.

Через полчаса мы припарковались и стали выгружать вещи. На нашу долю их выпало немного: одна палатка про запас, гитара, немного теплых вещей, да съестное в разной стадии готовности. Подошел Слава, в этот раз он отвечал за подготовку палаточного лагеря. Обменявшись приветствиями, мы отправились к месту нашего проживания на ближайшие пару дней. Основное мероприятие должно было начаться следующим вечером, а пока у нас оставались почти сутки в запасе на обычный отдых на природе в хорошей компании. Хорошо приезжать на готовое. К нашему появлению уже был разведен костер. Симпатичная девушка, наверно спутница Славы, что-то помешивала в котелке. Стояли три палатки. Какая-то добрая душа приволокла несколько бревен, что бы было на чем сидеть.

День прошел в обычных забавах и заботах, освобождающих вечер под спокойный отдых. Начинало потихоньку темнеть. Слава рассказал о предстоящих вечерах, и беседа невольно свернула в сторону баек и песен у костра. Дима же взял гитару и начал тихонько перебирать струны. Простой мотив, грустная мелодия. Когда беседа притихла, он запел. Присутствовавшим она не была знакома, благодаря чему мне удалось всех удивить, когда я стал ему подпевать. Это была печальная история влюбленных, которых по ошибке разлучила смерть. Песня о том, как она собиралась исправить эту ошибку, единственным доступным ей способом. Мелодия очаровывала своим простым в тоже время глубоким звучанием. «Fiddler on the green» положила начало череде песен и историй, словно наше частное предисловие к завтрашним выступлениям.

В тот вечер прозвучало ещё много хороших песен, благо вкусы в этом плане у нас совпадали. А в один из перерывов Настя спросила:
— А вы знаете… — она выдержала театральную паузу, и когда мы уже были готовы сорваться и сказать «ну не томи же» продолжила — что у этих мест есть своя легенда.

Вот так вечер, одни сюрпризы и довольно приятные надо сказать. Как истинного ценителя людских эмоций, тот ступор, в который вогнало народ заявление Насти, меня очень порадовал. Когда девушка, скорее всего не бывавшая здесь ни разу, заявляет такое, о чем не знают ни местные в лице Димы, ни постоянные гости в лице Славы, что моментально отражается на их лицах, — не может не радовать. Судя по неподдельному удивлению Славы, которого я считал знатоком здешних мест, Настя либо провела очень качественную подготовку перед поездкой, либо собиралась рассказать классическую в таких посиделках страшилку. Да вот только тут не пионеры собрались, обычной страшилкой нас не пронять, поэтому я приготовился получить ещё одну интересную историю в свою коллекцию.

Потрескивали в костре поленья. Она же вовсю наслаждалась моментом и не спешила начинать рассказ. Потом, как будто передумав, попыталась сослаться на то, что история длинная, а уже довольно поздно. Но все решили сидеть до последнего, а завтра днем отоспаться. Все равно тут днем делать нечего, разве что загорать да купаться, чем с легкостью согласились пожертвовать, дабы не умереть от любопытства еще сегодня. Стали упрашивать Настю рассказать легенду. Уговоры длились не долго, и она неспешно начала свой рассказ.

Часть 2: Легенда
----------------

Давным-давно, во времена, которые никто не помнит, в месте, о котором никто не знает, жил в этом лесу отшельник. Чего только не говорили о нем люди. Что он колдун, оборотень, да чего ещё на него не наговаривали. Правды то никто не знал, кроме одной жительницы села, расположенного не далеко от леса, да и та — лишь малую её часть. Знала, что зовут его Всеволод, что он знал толк в травах, не любил людей, да и люди его тоже не особо любили. Он приходил менять одни вещи на другие. Обычно приносил зелья, шкуры и прочие дары леса и мудрости. Что же просил взамен, и откуда он вообще знал ту женщину, упоминаний не сохранилось. И вот в один прекрасный, или, скорее, не прекрасный день, заболела у той женщины дочь — Элеонора. Серьезно заболела, никто не брался её лечить, и наверно так и умерла бы, если бы не пришел Всеволод. Тогда он впервые увидел Элеонору. Говаривали, что она была очень красивой, умной и у неё был прелестный голос. И тогда Всеволод сказал, что исцелит больную, если ту отпустят жить с ним, на что получил отказ. Со словами «воля ваша» он все же оставил целебное зелье и ушел. Элеонора вскоре поправилась, естественно не без помощи зелья, а вот Всеволод больше в деревне не появлялся.

Судьба странная вещь. По её прихоти, через год, довелось Элеоноре заблудиться в лесу. Тогда лес был гораздо больше и, в полной мере о нем можно было сказать, дремучим. Там её и нашел наш герой. По некоторым версиям он в это время охотился (обличии волка) и учуял девушку, по другой — он собирал травы. Видно им было предначертано встретиться. Вобщем, отвел он её к себе домой, посидели, пообщались, и вдруг она поняла, что нашла свою любовь. Умный, добрый, внешне знатный. Было в нем что-то, что отличало его от других, что-то неуловимо притягательное. Ну а с учетом альтернативы, которую готовила её мать в расчете на выгодный брак и богатства… Все, как обычно бывает в красивых сказках. Он предложил ей остаться — она согласилась. В это время расчётливая мамаша уже всю деревню на уши поставила. Вспомнили и про Всеволода. И в один из последующих не прекрасных дней...

Хорошая история, но что-то в ней не так. – подумал я. — В этих местах не было подобной легенды, это видно по лицам Славы и Паши. Но и не похоже, что бы она её выдумывала. Что же в ней меня настораживает? Нет, наверно все же местные жители не очень-то интересовались историей и легендами здешних мест, а может предпочли забыть, это все и объясняет.

И в один из последующих не прекрасных дней деревенские мужики нашли небольшой домик в лесу, но там никого не оказалось. Стали они ждать, и тут из лесу вышел матерый волк. Народ среагировал быстро. Убили они волка и, решив, что тот сожрал Элеонору, потащили тушу в деревню. Вечером Элеонора пришла в деревню, цела и невредима. Хотела попрощаться с матушкой и сказать, что она уходит к любимому человеку. Её поведение естественно не одобрили, и на следующий день ей пришлось убежать из дому. Кое-как нашла она дорогу к домику Всеволода, ждала его там, но тот так и не появился. Она была не в силах пережить такую утрату. Потерять полюбившегося ей человека, того, кто дважды спас её, понимал и любил больше жизни. Закончилось все тем, что она утопилась в озере в лесу. Говорят, что и по сей день, по лесу бродят два призрака. Их даже видели в полнолуния: красивую девушку, гуляющую у озера, которую сопровождает волк.

— Тут и сказке конец, а кто слушал… — закончила повествование Настя.
— Быстро спать! — пошутила Юля.
— Дело говорит, — поддержал Слава — а то трое суток без сна тяжело будет, а в следующую ночь вам вряд ли захочется спать.

Стали потихоньку расходиться, костер залили. Все забились в свои палатки. Устроившись, я обратился к Оле:
— Однако...
— Считаю это комплиментом. — Только и ответила она.
— Да я про историю.
— А ты думал, ты один тут рассказчик? — с вызовом ответила она.
— Как ты думаешь, она её выдумала или есть такая легенда?
— А вот это пусть останется её маленькой тайной. — мстительно отрезала она — Спокойной ночи.
— И тебе, спокойной ночи.
Я ещё немного поворочался, размышляя о том, что будет завтра, и погрузился в сон.

Часть 3: Вечер второй
----------------------

День пролетел быстро и незаметно. Под вечер мы свернули лагерь. Не оставлять же его совсем без присмотра. Все же вечер — самое красивое время, уступающее разве что рассвету. А этот вечер к тому же был долгожданным, по крайней мере, для меня. Вечер Ренессанса — мероприятие, довольно редкое в нашей стране, а это было просто уникальным из-за своего небольшого размера. Здесь так же пели барды и менестрели, звучали истории и живая музыка, но все было крошечным, не было того размаха, как в других странах, но не было и коммерции сопровождающей фестивали всех мастей. Вокруг будущего большого костра, уже усаживались люди. На мой взгляд, организаторам надо было отказаться от пластиковых стульев и столиков, сильно портящих атмосферу старины и сказки, в которую погружали такие вечера. Наша компания сдвинула столики и уселась в ожидании начала. Ещё одно отличие от подобных мировых празднеств в том, что тут не было определенной программы и сроков. Было только начало и люди, которым есть что рассказать и спеть. А так же несколько традиций, некоторые из которых были ещё совсем свежие, а некоторые уходили корнями к основанию этого «праздника души».

Начало темнеть, солнце уже скрывалось за деревьями. Вышел ведущий и окинул взглядом собравшихся. Их оказалось чуть больше сотни человек, разного возраста от совсем ещё детей, которые, скорее всего, приехали с родителями и ещё не понимали очарования подобных вечеров, до парней и девушек, часть которых все ещё увлеченно играла в ролевые игры, бегая по лесу, часть просто творческой молодежи. Их, как и людей старше тридцати, было меньше всего, но то, что они все же были, обещало, по крайней мере, хорошую ночь.

— Все вы знаете, — начал ведущий — что одна из давних традиций наших Вечеров то, что начинаются они с закатом и прерываются рассветом. И вот в очередной раз солнце село за горизонтом, а вы, друзья мои, собрались здесь. Как и вы, я надеюсь, что это будет не единственный вечер за этот год, что историй хватит и на завтра и на последующие наши встречи. Так как у нас эти вечера, только возрождаются, они быстро обрастают новыми традициями, одной из которых становится исполнение гимна бардам. С вашего позволения, с него и начнем.

Многие присутствующие сидели с гитарами, у некоторых были и более оригинальные инструменты, в частности я заметил несколько скрипок, флейт и даже волынку. Как ведущий закончил свою речь, те, кто уже бывал здесь, взялись за инструменты. Ещё одна знакомая песня и до чего точная. В некотором роде исполненный ими перевод «Bard's song» действительно можно назвать гимном бардов. С финальным аккордом зажгли костер. Пламя взметнулось ввысь, освещая лица людей. Вечер начался.

Было много выступлений все просто не запомнить, не то что описать. Были и плохие истории, которые рассказывались, в попытках покрасоваться. Были и действительно увлекательные или просто задевающие что-то в душе. Звучало много известных композиций, оригиналов, переводов и перепевов, от старых, вроде «Отеля Калифорнии», до новых, вроде «Полета нетопыря».

Вечер незаметно перешел в глубокую ночь, но народ не расходился. Песен становилось все меньше, как будто всё спели и сыграли, а вот истории только начинались. С этим было лучше, чем с музыкой, рассказывать уже избитую историю просто бессмысленно. Как оказалось, и тут меня поджидал очередной сюрприз. В паузе между выступлениями Слава сделал с одной стороны огромную подлость и одновременно очень приятную вещь.

— А теперь разрешите представить вам, подающего надежды автора, коллекционера и прекрасного рассказчика историй. — И указал на меня. Раздались аплодисменты, и отступать уже было некуда. Заготовки естественно не было никакой, я приехал отдыхать, а не работать, но надо было хоть что-то рассказать.

— Слышали вы когда-нибудь о магах иллюзий? – Кое-что начало вырисовываться. Без истории меня не отпустят, но хоть тоже пошучу по мере сил. Голоса постепенно стихали, как и во время других рассказов, и я продолжил. — Не о тех магах, что бились с драконами, а совершенно о других, которые есть даже в наши дни. Я знаю, среди Вас их много, только не все об этом знают, как не знал и я, до поры. Не буду вас томить ожиданием и начну рассказ.

Жил да был обыкновенный ребенок. Жил, как и тысячи других, со своими детскими радостями и бедами. Рос, взрослел, менялся. И в один прекрасный день ему в руки попала удивительная вещь. Он прикоснулся к ней и перенесся в совершенно другой мир. Вещь была сделана искусным магом, так что он даже не заметил, как все произошло. Но у любой дороги есть начало и конец, и со временем он вернулся из путешествия. Он стал другим, вроде бы все тем же пареньком, каким все его знали, но что-то неуловимое в нем изменилось. Время шло, а он искал другие артефакты и так путешествовал по различным мирам. Где-то он становился великим магом, где-то рыцарем, чаще простым воином в бесчисленных битвах. Но ни что не стоит на месте и время неумолимо. Мальчик рос, умнел и однажды подумал: откуда берутся такие вещи? Кто создает порталы в другие миры? Он стал пристальней изучать миры, без которых уже не мог жить. Наблюдал, изучал и стал замечать, что в тех мирах есть зацепки, пути открывающие тайну порталов. Прошло совсем немного времени, и он повстречал в одном из миров создателя — одного из тысяч магов создающих эти дивные артефакты. Они долго беседовали, и случилось одно из тех небольших чудес, которые мы называем судьбой. Юноша понравился магу и решил чародей взять его в ученики. Маг, умудренный опытом, знал, что просто научить этому не получиться, надо тренироваться, от простого к сложному, да и без определенного таланта ничего не выйдет. Талант в юноше был и поэтому маг мог только подсказать путь, по которому следует идти к заветной цели и дать несколько советов в дорогу. Юноша тоже был не промах и многое уже начал понимать сам. Ученик много старался и со временем научился создавать порталы, но его миры были хуже тех, в которых он бывал. Многие из них были мертвы изначально, часть недолго жила и умирала, а лучшее, что он смог создать было небольшим оазисом в ночной пустыне. Да, оазис был хорош, но так мал, что в него никто, кроме юноши так и не смог войти, а на удалении от небольшого домика у  маленького озерца наступала полная и непроглядная тьма. Ледяная ночь пустыни, где не было ничего, кроме песка, окружала крохотный оазис. И тогда юноша опять пошел искать мастера, чтобы тот научил его, как оживлять миры, как очаровывать простых людей, к которым он сам когда-то относился. И тогда маг сказал:
— Что ты чувствуешь, когда творишь?
— Ничего – честно ответил ученик.
— Тогда походи по мирам ещё. Когда поймешь – приходи и скажи, что ты чувствуешь там.
И ученик отправился в ещё один долгий путь. Он шел от портала к порталу, смело преодолевая трудности, заводя новых друзей и побеждая сильных врагов. Он познал любовь принцесс и горечь потери близких людей, грусть расставаний и радость побед, восхищался героизмом, понимая, что ему никогда не стать таким как те, кого он встречал в этих мирах. Вернувшись, он поведал о своих чувствах магу, и тот спросил, понял ли его ученик, в чем дело? Юноша подумал и молвил:
— Все дело в чувствах, мои миры мертвы без тепла, любви, уюта, добра...
— Да, но это только одна сторона, ведь нет света без тьмы.
— Но где все это взять?
— Ты так ничего и не понял. Это твои миры, они отголоски твоей души. Да мы берем энергию из одних миров и создаем другие, всем нам дано почувствовать, кому-то больше грусти, кто-то лучше ощущает страх. А магами становятся те, кто чувствует это ярче и, накопив энергию, поистине огромную, создают миры. Вдыхают в них жизнь частичкой себя самого и создают артефакты-ключи благодаря которым можно попасть в эти миры. Что было дальше — никто не знает, но поговаривают, что вскоре появилось несколько новых миров, не лучших, но уже живых.

Под вежливые аплодисменты я окинул взглядом собравшихся. Несколько улыбок, были лучшей благодарностью, ведь именно для них я и старался. Ночь, звезды, диск луны над лесом. Пламя костра завораживает и приковывает к себе взгляд. Наверно пламя души в нас так же бьется. Колышется от дуновения ветра судьбы, но продолжает рваться ввысь. Судя по всему, второго вечера не будет, все дольше паузы между выступлениями, все проще и короче рассказы. Надо будет наверстать упущенное в прошлую ночь — встретить восход на озере. Романтик, блин… Размышления прервала чарующая мелодия. Удивительно на что способны некоторые люди: из куска фанеры с несколькими струнами извлекать такие звуки. Я посмотрел в сторону, откуда лилась мелодия, и увидел Настю, а она улыбнулась и запела.

Танцевала я однажды
На поляне в свете звезд
И луна мне пела песню
Про судьбу и про любовь

Вот уж по истине чародейка. Надо будет узнать у Славы, где он такой талант встретил. Нежный, чуть грустный голос продолжал петь. Бубен подхватил мелодию, но тихо и незаметно, как бы боясь, что его звук не достоин того, что уже звучит.

Я кружилась в вальсе с ветром
Бархат юбки мял траву
Одинокой я осталась
Тишина в ночном лесу

В её глазах читались боль, грусть и бескрайняя любовь. Она жила этой песней. В этой печальной истории было все то, чего так не хватало многим сегодняшним рассказам.

Шелест листьев, крон деревьев
Заглушит тоску мою
Предрассветною росою
Смою я печаль свою
Боль забуду, грусть пройдет
Ночь меня к себе возьмет
И луны свет уведет
В мир свободный от невзгод
Леса призраком я стану
Средь деревьев заживу
От судьбы своей печальной
Я из дома убегу…
Огонек костра мерцает
Дарит свет он и уют
Верю, тень судьбы растает
И найду я там приют
Сей костер не виден людям
Призрак он, так же как я
Ожидает рядом с пламем
Мага странная душа…

Когда затихла последняя струна, поляна взорвалась аплодисментами. Я все ещё не мог оторвать взгляда от неё. Она улыбнулась, поклонившись слушателям, подошла ко мне. Её шепот меня удивил:
— Не желает ли сударь проводить даму до берега?

Пусть думают что хотят — решил я и извинившись, пошел за ней. Мы молча брели по тропинке. Странным образом ночь преображает лес. Он как будто становиться непроходимей, деревья прижимают тропинку, которая, кажется, вот-вот совсем исчезнет. За деревьями уже проглядывается серебристая гладь озера. Мы прошли ещё немного и присели на песок. Легкая рябь шла по воде, отражения звезд подрагивали на легких волнах.

Часть 4: Финал
--------------

Наконец, я перестал любоваться природой и обратил свой взор на Настю. Платье из темносинего, почти черного бархата, облегало фигуру, которой позавидовали бы многие. Черные волосы до плеч собирала серебристая лента. Красивое и совершенно незнакомое лицо.
— Элеонора?
Незнакомка кивнула, но не мне, а куда-то в сторону леса. Из кустов появился волк. Раньше я видел волков только на фотографиях и просто оцепенел.
— Он не тронет, — наконец сказала незнакомка.
Не знаю почему, но я ей поверил. Это был точно волк, а не собака. К тому же красивый, на столько, что фотографии какие я видел, показались жалкой пародией. Он подошел и уселся с другого бока Элеоноры. Она обняла зверя и стала нежно поглаживать. Так мы просидели ещё какое-то время, я — обдумывая происходящее, они, скорее всего, тоже.
— Так, та легенда — правда? – спросил я, так как пауза явно затянулась.
— Как ты мог заметить, про неё никто не знает, — ответила Элеонора, — но, как видишь, мы вполне реальные.
Озорно улыбнувшись, она слегка ущипнула меня, и продолжила:
— Ты не спишь. Убедился? Но я рассказала не всю правду. Наша с Всеволодом история на этом не кончается. Прежде всего, я не сказала, что видеть нас могут далеко не все. Для большинства людей на празднике, нас просто не было. Те, кто обратил на тебя внимание, видели как ты взял гитару и один ушел в лес. Да и сейчас, если кто сюда придет, скорее всего, увидит только тебя, разговаривающего с самим собой. Во-вторых, наша встреча была предсказана, за долго, даже до нашего рождения, не говоря уже о твоем.

Откровения так и сыпались на меня. Я все старался запомнить, боясь упустить хотя бы слово, а она все продолжала таким же спокойным и нежным голосом свой рассказ:
— Ты видишь нас потому, что совпали множество факторов, но в основном дело в тебе самом. Что ты думаешь об Ольге?
— Не знаю… — честно начал отвечать я
— Скоро ты бы её полюбил, — не дослушав, продолжила Элеонора, — Возможно, вы бы были счастливы с ней, но пока же она для тебя просто хорошая знакомая или близкая подруга, называй как хочешь. Сейчас, я задам один вопрос, ответ на который, может быть, изменит всю твою судьбу.
Она ненадолго замолчала, было видно, что каждое следующее слово ей дается все с большим трудом. Но, начав, она доводила беседу до конца:
— Согласен ли ты, отдать любовь, которой ещё не имеешь, что бы спасти две души?
— Я согласен, — что-то мне подсказывало, что именно так я должен был ответить.
— Мне очень приятно это слышать, но ты видно не понял. Тот, кто согласиться, не сможет никогда больше любить, но наши души обретут покой. Не спеши, ещё есть время все обдумать. Это ведь не на пять минут, это на всю жизнь. Ты же еще полюбишь её.
— Я согласен.
— Ещё раз повторишь, и проклятье развеется, но ты никогда, слышишь, никогда, не сможешь полюбить.
— Сколько раз говорить? Я согласен!
Не успел я договорить, как налетел холодный ветер. Он нес брызги с озера, и мне пришлось зажмуриться. Когда я открыл глаза, их уже не было.
— Прощай. — послышалось мне.
Возвращаться на Вечер не было никакого желания, я огляделся. Красивое все-таки место. В небе уже появлялись первые лучи восхода. Я взял гитару. Струны ожили от моего касания. Внешне я оставался спокойным, плакали только душа и гитара.
Солнце всходило. Как кровь по клинку, заря текла по серебристой стали озера. А я все сидел и играл, растворившись в мелодиях которые я знал, и тех, что приходили сами. Когда диск солнца полностью выплыл из-за леса на той стороне озера, я собрался уходить.
— Как же красиво, — прошептал я напоследок.
— Угу
Я вздрогнул, рядом сидела Оля.
— Давно тут сидишь?
— Не очень. Услышала, как ты играешь, и пришла. Вот только играл ты для заката...
Я поймал её взгляд. На меня смотрели голубые глаза той, которую я никогда не смогу полюбить.

Часть 5: Рассвет
----------------

Перед самым финалом я сделал паузу. В последний раз посмотрел на пламя костра, лижущее черное небо. Как и в ту ночь, было полнолуние. Слушатели терпеливо ждали, когда я продолжу. Наконец, я отвернулся от чарующего огня, отсекая волну воспоминаний, и продолжил. Тишина ожидания царила на поляне. Все ждали счастливого конца, не зная, что его нет. Я уверен, что сделал правильный выбор и, в общем-то, счастлив, лишь иногда накатывает печаль. Тогда я собираюсь и приезжаю сюда, на то место где все началось. Теперь я часто езжу на Вечера Ренессанса, да и проходить они стали чаще. Для многих эта история — просто красивая сказка, рассказанная незнакомцем. Лишь однажды ко мне подошла девушка и сказала:
— Я знаю, это правда...

С тех пор мы с ней часто путешествуем вместе. В который раз я начал наигрывать последнюю песню нашего выступления, неспешно отправляясь в путь. К озеру, где все и произошло. Ольга тенью идет за мной, подпевая и аккомпанируя моей гитаре своей скрипкой.

У озера на песке, сидели двое. Первым, услышав наши шаги, обернулся мужчина. Он был уже не молод, но и до старости ему было ещё далеко. Довольно крепкого телосложения. Черные космы, давно забывшие, что такое расческа. Если бы на нем была бы ещё кожаная куртка, я бы подумал, что какой-то байкер пришел с подружкой посмотреть восход, а может и не только посмотреть. Наконец я обратил внимание на лицо. Мужчина молча ждал, лишь улыбнулся, каким-то хищным оскалом. Вот только глаза не подходили под все остальное, они были добрыми и мудрыми. Я все понял, когда посмотрел на его спутницу. Все та же серебристая лента схватывала волосы Элеоноры. Вот уж кого не ожидал встретить, так это их. Как будто прочитав мои мысли, Всеволод сказал:
— А ты думал, раз мы обрели покой, то не можем больше тут появиться? Места то действительно красивые. Не такие, как были раньше, но все ещё ничего. Не хочешь представить нас своей спутнице?
Я вспомнил про Ольгу, та, казалось, была удивлена не меньше моего. После быстрого знакомства, я спросил:
— Не против, если мы присоединимся к вам?
— Пожалуйста. Если честно, то мы вас ждали.
— Зачем?
— Пришло время рассказать тебе правду. Помнишь, ты нам помог обрести покой. Помог, не прося ничего, от чистого сердца. Подарил незнакомым людям самое ценное, что у тебя могло бы быть в жизни — любовь.
— Могли бы и не напоминать, я только полчаса назад рассказал эту историю. Да и вы в долгу не остались, меня отблагодарили ещё в тот вечер. Вы же из меня отличного барда сделали.
— Не совсем.
— То есть?
— Мы только подтолкнули тебя в том направлении. Заставили поверить в утрату чего-то ценного, чтобы переживания проложили путь твоему таланту. В отличие от своей подруги, ты так и не понял главного. Любовь это не та вещь, которую можно отдать, её можно только подарить и от этого её не убудет. А взаимопонимание, как у вас, порой прекрасней всепоглощающей страсти.

Как и несколько лет назад, вдруг подул сильный ветер, неся с озера холодные брызги. На этот раз я не закрыл глаза. Два дымных силуэта развеял ветер. Я повернулся к Ольге и сделал то, что надо было давно уже сделать...

Нежно розовый свет солнца гнал прочь тьму. Очертания становились четче, мир обретал утерянные на ночь краски. Первые лучи света уже играли с гладью озера. Двое сидели на песке, любуясь восходом. Тишину нарушил звук дрогнувшей струны. Тихая, слегка грустная мелодия разливалась в пространстве, как утренний свет.

Обсудить у себя 2
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: