про переводы


Прав был Чейз. Нас слишком часто не понимают из-за того, что мы используем слова с позиции своего опыта, просто берем подходящие, не задумываясь над тем, что вещи, кажущиеся нам самим-собой разумеющимися, не являются таковыми для других. Чуть сместился акцент в образе у реципиента и вся конструкция в его представлении летит к чертям.

Я не планировал разговоров о переводах, но попробуем разобраться, что же пошло не так и где что подразумевалось.

Итак. Есть сомнительной понятности термин «обратная проверка». Есть обратимый процесс перевода, к которому в силу обратимости допустимо (и с моей позиции рекомендуется) применять такую проверку для оценки качества. Формулируя пример, я как-то не задумывался, что выбранные, казалось бы простые вещи, так могут быть истолкованы. Дело в том, что в этот момент в голове у меня вертелся образ результата, все та же банальщина «я тебя люблю» — «i love you», переводимая что называется один-в-один. Отсюда и пример «Перевод точен, если результат переводится в идентичную форму». Для меня ключевым в этом высказывании является слово «идентичную». Оно выступает критерием точности. Которое в своей словоформе («точность») использовалось мной довольно э… вольно. В том смысле, что там вполне могло быть что-то иное, приди оно на ум чуть раньше. И корректен, верен, хорош и даже адекватен, предложенный далее… С то лишь оговоркой, что сам по себе «адекватен» у меня ассоциируется с двумя противоречивыми формами: адекватен чему-то и «неадекват», как персональная характеристика. «Перевод адекватен изначальной форме, если результат переводится в идентичную форму» — как-то ну не очень звучит, как мне кажется.

Любопытно вот еще что. Последовавшая критика формулировки в своей основе имеет ту же смысловую суть, которую я изначально вкладывал в свое высказывание. Вот только описывается это терминами, с которыми я бы поспорил, что сейчас, пожалуй, и сделаю.

"само понятие 'точность перевода' не отражает того, к чему должен стремиться переводчик"
Как по мне, он и должен стремиться к точности. Вопрос в другом — что считать «попаданием». Игра в дартс построена на наборе определенного количества очков. Победа в ней не в постоянном попадании в «бычий глаз», а в те поля, которые дают нужный результат. Можно было бы говорить о «смысловой точности», «точности формы», «точности ритма», но им всем я предпочел «точность обратимости», которая включает в себя структуру, выбор слов, устойчивость изречения и даже доступность для автоматической трансляции в какой-то степени. И конечно, что тоже подразумевалось, у всего этого есть исключения. «Дождит кошками и собаками» все же должно переводиться в «льет как из ведра» и это не пройдет обратную проверку. Впрочем, самому стало интересно, сейчас глянем, что скажет робот-переводчик. Яндексовый провалился, выдав:
Льет как из ведра
Pours as of bucket
Льется состоянию на ведро
Pours as a bucket
Льется как ведро

Дословность — ладно, нет базы выражений и их аналогов, пусть… суть грубо, но передается. Вдруг на пути обратно теряется изначальная дословность. Вот это и есть потеря точности, о которой я говорил. Оно было бы точным, если бы мы опять получили первую фразу. Два состояния, по одному на язык. Вот к слову Google translate знает это выражение и в данном случае «точен», по моему определению.
Убедил, что дословный не есть точный? Еще нет? И после того, что «категорически запрещалось им пользоваться», почему тогда продолжаем его подразумевать? Почему он вообще существует как вариант\вероятность? Ладно, продолжим…

Точность смысла по определению выше точности отдельных слов его формирующих. Мы так устроены, мы так воспринимаем информацию. Буквы незаметно агрегируются в слова, те так же незаметно преобразуются в представления значений, которые могут отличаться, достаточно вспомнить дальтоников. И в этом плане мозг работает по шаблону. Мне очень нравятся вот такие штуки… они нарушают точность структуры нижнего уровня, но мозг восстанавливает точность смысла за счет избыточности языка…

По рзелульаттам илссеовадний одонго анлигйсокго унвиертисета, не иеемт занчнеия, в кокам пряокде рсапожолены бкувы в солве. Галвоне, чотбы преавя и пслоендяя бквуы блыи на мсете. Осатьлыне бкувы мгоут селдовтаь в плоонм бсепордяке, все-рвано ткест чтаитсея без побрелм. Пичрионй эгото ялвятеся то, что мы не чиатем кдаужю бкуву по отдльенотси, а все солво цликеом. 

А далее еще две смешные проблемки… Переводов между двумя языками на деле не два, а шесть. Три пары последовательных трансляций. Образ-слово-слово-образ. И когда приходится применять термин «адекватный», точность уже потеряна. Это некий эрзац, потому что наша цель передать образ из одного мозга в другой, пропустив его через три преобразования. Вот только мозги разные, они сформированы в разных средах, в том числе языковых. Когда мы не одинаково понимаем в рамках одного языка, что уж говорить о разных? Я уже упоминал, про отсутствие аналога «мысли», тонкости «dream», ну можно еще «с приподвыподвертом» припомнить и другие. Вот эта разница в менталитете вынуждает ради благозвучия и привычности жертвовать точностью. И начинается…

Образ-слово-образ-слово
а потом уже читатель добавляет еще одно — слово-образ. И везде ошибки, точнее искажения. Написавший слово исказил свой образ. Переводчик представил по слову свой и опять его исказил. Читатель опять представил по своему. И в таком случае, мне кажется, что точность более конкретная характеристика для определения качества перевода. Она как термин вызывает ассоциации с цифрами, процентами… в то время как адекватность более субъективна и размыто-бинарна (точность может быть и такой) и это важно когда мы убираем человека-переводчика и ставим на его место машину. У неё нет искаженя из-за неспособности воспринимать образы. Есть только алгоритм, точность результа и полнота базы.

Что-то в получившихся размышлениях не так… словно я о чем-то забыл. Стихи? Нет, там структура языка не дает точность… Синхронный перевод — вообще, по сути не перевод, а пересказ. Пусть будет так.

И все же… алгоритмы! Сам метод перевода неполноценен. Такое чувство, что какой-то принцип упускается из виду, а применяемые изначально ошибочны. Практически не реализованным остается контекстный перевод. Применяется что-то вроде блочного одного из трех типов с постобработкой. Берется предложение, бьется на фразы, сочетания слов или отдельные слова. Полученные блоки переводятся либо  впрямую (дословно), либо через образы по смыслу. Результат сглаживается синонимами и попытками приведения к благозвучной форме, правокой окончаний и т.д.
Семантико-структурный перевод в силу того, что он похоже не существует еще, мне кажется более симпатичным. Высказывание разбирается на значения. В рамках самого языка уже существуют кучи словарей подобного рода. В итоге текст преобразуется в некий промежуточный универсальный язык (отдельный вопрос, что если такой создать, то почему бы сразу не говорить на нем), который достаточно гибок для связывания разных структур языков. Т.е. может однозначно транслироваться в обе стороны, быть точным по моему определению. И если A=B и B=C то A=C, точный перевод с языка на язык. И появляется мера неточности. Не всякое B = С, этому в силу самого языка С может не быть аналогов. Разбиение на элементы позволит некоторые вещи синтезировать в рамках словобразовательных правил языка. Неоторые просто транслитерировать в рамках все тех же правил языка. А главное будет понятно, где система не может, а где выдает чушь, похожую на правду. Точнее такая система не сможет выдавать такую чушь. Но, возможно будет нескольковариантный перевод из-за заимствований: автобус — аутобас, трамвай — трэмвэй… но думаю, фонетическо-устоявшийся словарик сформировать будет не проблема.

Вот теперь почти норм ) 

Обсудить у себя 1
Комментарии (2)

)))

Я уже ночи две или три не могу выспаться. Мозг не выключается на ночь совсем. Он, мне кажется, живёт своей жизнью, и в режиме нон-стоп переваривает написанное в твоих постах. Просыпаюсь среди ночи от того, что в голове происходит какой-то самостоятельный мыслительный процесс, который не даёт обратно заснуть))Теперь вот переводы добавятся ещё) 

Я ничего не имею против термина 'точность перевода'. А вот теоретики-переводоведы, которые читали лекции в универе, почему-то имели. Но чтоб я тогда в 20 лет соображала, чтобы на эту тему дискутировать?) всё принималось, как истина в последней инстанции. Идея была такова, что точный = дословный, то есть отражает только форму, жертвуя содержанием. А переводчик должен балансировать где-то между, не уходя ни в какую крайность. Термином «адекватность» задолбали настолько, что без этого главного знания нельзя было защитить диплом) 

Это к вопросу о том, чему и как нас учат. Это еще одна любимая тема ) Вот и к подбору слов иллюстрация )

А с выключением мозга… насколько я помню, он должен чиститься химически и устаканивать информацию в долгосрочную память. В моем представлении, с этого должны сны убойные идти, если перенасыщение инфой. Как на зло забыл, где это было… была любопытная техника что-то вроде погружения в радугу. Неплохо отвлекает от лишних мыслей, ну и меня убаюкало круче подсчета овечек. Впрочем, я и так на сон не жалуюсь ) Найду — отпишусь точнее.

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: