365удп - 6


1) Зкакончите историю. Начните с: Тогда, в 1938 году, прежде чем...
2) Назовите одну причину в пользу сочинительства, которая перевешивает 1938 причин не писать.

***

Солжный день… почти как с двухлеткой — я совершенно не представлял о чем можно написать в таком ключе. Даже подсказка «those were the days...» (*мечтательно* это были времена...) не особо помогала. Огромный пробел в истории. Вечерок подумал и решил — мне прямая дорога в википедию. Сам же собирался что-то новое узнавать по-возможности регулярно. Дело за малым — выбрать событие и пересказать его. Да вот беда — предвоенные годы и факты пестрят соответствующей тематикой. Как можно писать о чем-то замечательном, если на пороге война. Она чувствутеся, а где-то уже и идёт, вопреки классическим датам. И эта тема мне противна. Она из памяти стала брендом. Я не играю в игры по мативам WW2, не люблю «попаданцев» в литературе вообще и эту эпоху в особенности. Сейчас даже подумалось о негативном опыте прошлых жизней. Так что проще сказать, что эта тема для меня табу, чем пытаться объяснить причины.

Вот и остается, при беглом просмотре, либо авиация и связанные с ней падающие дирижабли, да тридцатичасовые перелеты, либо вычислительная машина Z1. Засунуть своего героя в легкий (сдается мне одноместный) самолет или примазаться к Конраду — не, мне надо что-то проще и просторнее… 8 станций московского метрополитена заманчивы, но не мой стиль. А клепать что-то про крыс-мутантов или в духе Глуховского — из области неинтересного плагиата. Новости общественного транспорта скучны стольже, как и скудны. И я очень далек от синематографа, чтобы писать историю создания известного фильма. Как и изобразительное искусство СССР не вызывает отклика… короче, печально все с темами, но таки нашел вариантик для себя и сейчас его покажу.

***

Тогда, в 1938 году, прежде чем началась вторая мировая война в мире творилось много неладного. Но нам было все равно. Мы были молоды, амбициозны, в меру циничны, обожали шутить и заключать пари. По мне теперь и не скажешь — кашлянул старик. Он лежал опутанный проводами системы жизнеобеспечения в своем шикарном доме, который теперь больше напоминал медицинский центр, чем особняк миллиардера. В сторонке старательно делая вид, что их здень нет сидели два врача, а позади меня, немного действуя на нервы, стоял здоровяк телохранитель. Я же, Брюс Капришин, брал «последнее интервью», как он это называл, у Джона Доу. При мне был архаичный блокнот с вопросами и пяток уже установленных голокамер.

— Славные были деньки… — продолжил Джон — Страной правил Рузвельт, Франклин, как должно быть ты знаешь. Его инициативы были довольно смелы, но нам они нравились. Это было одной из причин, почему мы выбрали США. Ну и конечно, там было спокойней, чем, допустим, в европе тех же лет. Были еще две причины. Мы с друзьями придумали шутку века и собирались её провернуть. Нашей целью стал Лос-Анджелес марта 1938 года.

— Простите, сколько же вам тогда лет? — я недоумевал. Он, конечно, очень стар и с его деньгами он может позволит себе все лучшее, но все равно, как-то слишком.

— Тогда? — переспросил старих, попытался улыбнуться, словно вспомнил что-то приятное и опять закашлялся. Одна из тут же подскочила к нему и когда приступ прошел, промакнула губы. — Тогда мне было двадцать семь. Я ждал почти пять лет, прежде чем отправиться туда. Мне необходимо было выглядеть солидно, чтобы мой план сработал. А в нем была не только моя предстоящая лучшая шутка в истории, но и вся дальнейшая жизнь.

— И в чем же заключался Ваш план?

— Украсть статуэтку Оскара. Мы поспорили с ребятами, что если я это сделаю у всех на глазах, один из них женится на слонихе из зоопарка на его вкус и проведет остаток дней с ней в вольере или у себя дома. Другой же должен будет уговорить еще двоих забраться нагишом на верхушку эйфилевой башни и пропеть там марсельезу отбивая ритм ладонями по ягодицам друг друга.

Одна из девушек прыснула, а я почувствовал себя идиотом. Мне вешали на уши спагетти приготовленное лучшим шеф-поваром из италии. Я старался не подавать виду и вежливо улыбнувшись спросил: и что же вы сделали дальше?

— То, что и собирался, в точности со своим планом. Тогда я уже знал о наводнении и воспользовался этим, чтобы подготовить пути отхода. Я купил шикарный смокинг, два дня не вылазил от стилистов. На десятой церемонии… десятого числа, символично, не правда ли? Я дождался, когда пригласят Элис Брейди, которая не смогла приехать, хоть и удостоилась награды за роль второго плана, и, назвавшись её представителем, забрал статуэтку. Остальное уже никому не интересные детали. К моменту, когда разразился скандал, меня уже там не было.

— И куда вы дели статуэтку? — я ухватился за шанс вывести этого богатого шутника на чистую воду. Сейчас он скажет, что потерял ее.

— Микки, проводи мистера Капришина в мой кабинет — сказал старик и кошлянув добавил — и покажи ему все.

Телохранитель Микки приглашающе махнул здоровенной, как у медведя, лапой в сторону двери. Через несколько минут мы были в кабинете мистера Доу и я держал в руках Оскара.

— Что-то он слишком легкий...

— Он из гипса, мистер Доу выменял его у какого-то коллекционера. Такие выдавались во время войны, а потом их обменивали на настоящие. Не знаю, зачем ему понадобилось это делать — внезапно разоткровенничался Микки — помоему хозяина обманули.

«Или вы оба обманываете меня» — подумал я и попросил вернуться в комнату к владельцу особняка.

— Скажите, мистер Доу, зачем вам гипсовы Оскар?

— За тем, что украденный мной не был в полной мере Оскаром. Их так еще не называли. Так что, чтобы выиграть спор, мне был нужен другой Оскар, новее уже имеющегося у меня, хотя бы на год.

— И как вы его заполучили?

— Выменял у одного сумасшедшего коллекционера. Тот оказался правнуком ушлого дядьки, который своевременно сообразил, что официальные копии, выдаваемые вместо оригиналов ради экономии металла, идущего на военные нужды, могут представлять ценность для коллекционеров и дельцов черного рынка. Он изготовил несколько подделок и в положенное время уничтожил их, спрятав оригиналы. На момент сделки, мой Оскар тоже стал по своему легендарным, а они, как должно быть ты знаешь, пронумерованы. Он должно быть до самой смерти думал, что это лучшая сделка его жизни. — опять закашлялся старик. — так завершился мой третий, предпоследний эксперимент.

— Простите, что-то я не понимаю.

— Терпение, мой друг, мы подбираемся к самому интересному. Я скоро умру, но перед этим, я хочу, чтобы над моей лучшей шуткой посмеялись люди. Это было целью моей жизни, а не… — он попытался вяло взмахнуть дряблой рукой. — это. Из-за последнего эксперимента я стал таким. Меня сгубила жадность, а ведь я не был алчным. Я родился в 2138 году...

Мне становилось все труднее сохранять спокойствие. «Он вообще сказал за сегодня хоть слово правды? Из будщего он видите ли...»

— Странно, что тебя это не смущает — словно прочитав мои мысли сказал старик.

— Я жду продолжения — честно признался.

— И оно будет. — с ноткой превосходства заявил он — Мне было скучно. Споры на условия с друзьями было чуть ли не единственной формой веселья. Перебрав к пятнадцати годам почти все, я принял странное пари, по условиям которого я обязался изобрести машину времени, а проигравший — отправится в ней в максимально далекое будущее. Как должно быть ты догадываешься, я выиграл, но как я теперь знаю — убил своего друга. Когда мне было семнадцать, мы забросили его на три года в будущее. К двадцати я знал, что машина работает, но еще не очень понимал как. Так завершился мой первый эксперимент, а Йосен отправился в завтра. Время стало доступным для наших споров. Пари с Оскаром, было не только игрой. Мне стало интересно, что будет, если вмешаться в историю, но было страшно — все мы слышали версии ученых про временные парадоксы. Прибыв в 1938й, я не встретил себя… я чуть медлил, выжидая, что кто-то настоящий, из того времени, поднимется на сцену… Тогда я понял, что это было предначертано сделать мне. Осмелев, я предпринял еще один эксперимент — чуть сильнее качнуть систему — попытался вернуться и посмотреть на себя со стороны. Это, как должно быть ты догадываешься, мне не удалось. Но я уже вошел в азарт и решился качнуть систему в другую сторону — оставил идею в сорок пятом и пожал всходы в конце двухтысячных. Не похоже было, чтобы мир менялся от моих действий. Я продолжил возвращение домой, анонимно инвестируя и пожиная плоды через годы. Однажды я понял, что устал, что мне опять скучно. Прыгнул домой, но почувствовал недомогание. — он умолк, пока не сделал пару глотков из поднесенной кружки с трубочкой. — В 2034 я прошел полное обследование. Врачи поставили мне диагноз — обычная старость. Мне нет и тридцати! — он хотел вскрикнуть, но его голос сорвался в кашель. — Тогда я уничтожил эту бесполезную машину и стал просто доживать свой век.

— И в чем по вашему причина?

— Отнсительные скорости, кессонная болезнь и радиация. Замедля частицы времени, как бы погружаешься в прошлое. Всплывая же, не можешь обмануть законы физики — заставить время течь быстрее. Вот и оно, время и «закипает». Эффект накапливается, подобно радиации, при движении вперед, когда пытаешься «обогнать» время.

— Расскажите, как вы изобрели машину времени.

— Я её не изобретал.

— Но вы говорите, что путешествовали на ней и даже дважды её построили.

— Да.

— И где здесь правда?

— Доживешь — увидишь — ухмыльнулся старик. — Так расскажешь мою историю миру?

— А вы можете предоставить хоть какие-то доказательства? — я никак не мог поверить в его историю, что-то в ней не сходилось.

— Нет, — словно это все его дико весилило молвил Доу. А потом вдруг серьезно и с грустью добавил — Как должно быть ты догадываешься, это вопрос веры. Ты, кстати, проспорил!

Сказав это, он словно догорел. Мгновением позже аппаратура подала экстренный сигнал и меня увели, как только врачи бросились спасать Джона Доу. Вечером того же дня он умер. Как ни странно, мне позволили забрать статуэтку на экспертизу. Казалось, что всем безразлична эта ценнейшая реликвия. Вскоре я понял в чем дело — она оказалась добротной подделкой, изготовленной несколько лет назад, а не в сороковые годы двадцатого века. Без весомых доказательств редактор зарубил мою статью и он так и не добился желанной славы. Прославился он иначе — завещав все деньги благотворительности.

***

Ну вот, перехвастался. Пока ехал в метро такая замечательная идея была по поводу финала. Улыбался до ушей, как все круто и гениально. А пришел домой и все, ступор. Не идет текст, не ложиться в эту канву. Попробую хоть так, обмануть самого себя — написать финал в пересказе. В принципе, на том, что получилось — можно было бы и поставить жирную точку. Или многоточие, добавив пару фраз о терзаниях Брюса, который спустя годы почему-то поверил, даже вопреки всем фактам. Но задумка была куда масштабней. Статуэтку ему отдали, потому, что её уже проверили — фальшивка. Но проверяющие, на кого работал Микки, не знали что искать. Они искали пропавший Оскар… тут и в некоторых других местах — косяки, в частности некоторые сайты расходятся во мнениях, когда его стали называть Оскаром — после 6й или с 11й церемонии. Не знаю, достаточную ли ценность представляет собой оригинал гипсового (или по другим версиям пластмассового) для коллекционеров, но мистер Доу тот еще лжец. Дальнейшее строится на предположении, что анализ смотрит возраст материала, в чем я могу сильно ошибаться, но материал не набрал своего возраста — он перемещался вместе с Джоном — потому и казался новым. На деле он был специально изготовлен и оригинальный, похищенный, Оскар «с историей» был платой за эту работу. В подделке хранилась аномалия — ключ, рассчитанный на подходящий замок. Надпись «предопределено», которая должна была попасться на глаза Брюсу, когда он через несколько лет случайно разобьет статуэтку. В «метрошной» версии задумки, было какое-то оригинальное условие пари, но я его напрочь забыл. Что-то в стиле путаницы из условий, которая со смертью Джона  получает очевидное, но как потом выяснится, неправильное решение. А если верить в его историю с путешествиями во времени — все встает на свои места. Пришлось ограничиться переобыгранным намеком на это в последней реплике. Ну и самая главная фишка, это то, что Брюс является изобретателем машины времени, а не Джон. Точнее там временная петля. Джон не изобретает, он её получает от Брюса, который ему её должен будет передать по условиям пари. Собственно об этом сам Брюс узнает только когда опять начинает копать, поверив в историю Джона. Сам не знаю каким способом он находит… носитель информации, возможно получает его от третьего лица, назвав свое имя и пароль «предначертано», который в одном из вариантов был записан между статуэткой и её основанием. Рассказ должен был завершаться прощальным письмом Доу, из которого становится ясно, что они были друзьями в будущем и все было с точностью до наоборот. Это Джон проспорил создателю машины времени и отправился не в будущее, а в прошлое. Так Брюс, знавший уже чем все кончится, пытался спасти друга в рамках предопределенности — получить свое изобретение, еще до его изобретения. Поэтому его верный друг старательно оберегал эти знания от чужих ушей и рук. Убивало же движение в прошлое, предопределенность.         

***

Осталось назвать причину в пользу сочинительства. Честно говоря, я 1938 причин против не знаю, даже парочки придумать не могу. Максимум дешевые отмазы типа лень. А вот с доводами за пришлось пересмотреть. Смешно, но я забыл уже первую версию ответа. Её перекрыла эйфория от того, что я понял как завершить эту историю. Так что причина — удовольствие, кайф победителя. Зачем люди решают головоломки? Вот чем-то похоже, только в разы сильнее, т.к. помножено на ощущение выполненной работы. Приятной, надо сказать, когда уже открылась дверь и ты видишь историю. Это возможность творить и дарить… Сейчас понял, что история с которой у меня все началось была в том числе и про это.

Обсудить у себя 3
Комментарии (4)

И отдельно фрагмент «Ренессанса», на который была ссылка в конце.

Жил да был обыкновенный ребенок. Жил, как и тысячи других, со своими детскими радостями и бедами. Рос, взрослел, менялся. И в один прекрасный день ему в руки попала удивительная вещь. Он прикоснулся к ней и перенесся в совершенно другой мир. Вещь была сделана искусным магом, так что он даже не заметил, как все произошло. Но у любой дороги есть начало и конец, и со временем он вернулся из путешествия. Он стал другим, вроде бы все тем же пареньком, каким все его знали, но что-то неуловимое в нем изменилось. Время шло, а он искал другие артефакты и так путешествовал по различным мирам. Где-то он становился великим магом, где-то рыцарем, чаще простым воином в бесчисленных битвах. Но ни что не стоит на месте и время неумолимо. Мальчик рос, умнел и однажды подумал: откуда берутся такие вещи? Кто создает порталы в другие миры? Он стал пристальней изучать миры, без которых уже не мог жить. Наблюдал, изучал и стал замечать, что в тех мирах есть зацепки, пути открывающие тайну порталов. Прошло совсем немного времени, и он повстречал в одном из миров создателя — одного из тысяч магов создающих эти дивные артефакты. Они долго беседовали, и случилось одно из тех небольших чудес, которые мы называем судьбой. Юноша понравился магу и решил чародей взять его в ученики. Маг, умудренный опытом знал, что просто научить этому не получиться, надо тренироваться, от простого к сложному, да и без определенного таланта ничего не выйдет. Талант в юноше был и поэтому маг мог только подсказать путь, по которому следует идти к заветной цели и дать несколько советов в дорогу. Юноша тоже был не промах и многое уже начал понимать сам. Ученик много старался и со временем научился создавать порталы, но его миры были хуже тех, в которых он бывал. Многие из них были мертвы изначально, часть недолго жила и умирала, а лучшее, что он смог создать было небольшим оазисом в ночной пустыне. Да, оазис был хорош, но так мал, что в него никто, кроме юноши так и не смог войти, а на удалении от небольшого домика у  маленького озерца наступала полная и непроглядная тьма. Ледяная ночь пустыни, где не было ничего, кроме песка, окружала маленький оазис. И тогда юноша опять пошел искать мастера, чтобы тот научил его, как оживлять миры, как очаровывать простых людей, к которым он сам, когда-то относился. И тогда маг сказал:
— Что ты чувствуешь, когда творишь?
— Ничего – честно ответил ученик.
— Тогда походи по мирам ещё. Когда поймешь – приходи и скажи, что ты чувствуешь там.
И ученик отправился в ещё один долгий путь. Он шел от портала к порталу, смело преодолевая трудности, заводя новых друзей и побеждая сильных врагов. Он познал любовь принцесс и горечь потери близких людей, грусть расставаний и радость побед, восхищался героизмом, понимая, что ему никогда не стать таким как те, кого он встречал в этих мирах. Вернувшись, он поведал о своих чувствах магу, и тот спросил, понял ли его ученик, в чем дело? Юноша подумал и молвил:
— Все дело в чувствах, мои миры мертвы без тепла, любви, уюта, добра...
— Да, но это только одна сторона, ибо нет света без тьмы.
— Но где все это взять?
— Ты так ничего и не понял. Это твои миры, они отголоски твоей души. Да мы берем энергию из одних миров и создаем другие, всем нам дано почувствовать, кому-то больше грусти, кто-то лучше ощущает страх. А магами становятся те, кто чувствует это все ярче и накопив энергию, поистине огромную, создают миры. Вдыхают в них жизнь частичкой себя самого и создают артефакты-ключи благодаря которым можно попасть в эти миры. Что было дальше — никто не знает, но поговаривают, что вскоре появилось несколько новых миров, не лучших, но уже живых.

Я пошла тем же путем) историческая тема не моё — википедия — путешествия во времени. Но просмотренный недавно 3й сезон «12 обезьян» одновременно и подал идею, и в то же время получался какой-то пересказ фрагмента сериала. А хотелось что-то своё доработать..

Рассказ мне понравился. Даже с той концовкой-намёком он выглядит завершённым в той мере, чтобы дать простор для собственной фантазии читателя. 

Сериал не смотрел, но что если попробовать его переиначить, если уж подходит… взять ключевое событие и сделать еще иначе. Вместо любимой ввести давнего врага, или наоборот, вновь ввести, считавшегося погибшим… а потом если что отыграть назад, типа показалось, но последствия действий остались...

Под вечер накатила печалька, что недовел до конца, опять… и размер с компа как-то мелко выглядел. Сейчас смотрю с мобилы, ну хоть награфоманил норм )

Да, вот я и перебираю варианты в голове. Но пока не будет годной идеи, которую захочется развить, сесть и написать я не могу. 

Печалиться не стоит, так как история вполне выдержана в жанре короткого рассказа, на мой взгляд. А развёрнутая концовка в послесловии даёт возможность для полноценного произведения на несколько глав, по-моему.

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: